Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Раздватрипроверка.

экспертно

Бодро, стильно, молодёжно
разъясняем всё подряд!
— А смысл жизни — кратко, можно?
— Лут и чат

Как умным видом впечатленье
на всех произвести суметь? —
Надеть очки, змее подобно
шипеть

Всеобщий домашний арест! «Карантин».
Парализованно слушай, Страна:
Тебя заключили в плане Пути
на

Костры священные горят
во славу праведной души.
Как ведьму, ищут точку пять
джи
Винни Пух в воздухе и неправильные пчёлы

Мысли и головы

Собрались философы и начали гадать,
о чём бы им, философам, подумать,
о чём бы им поспорить, да что б пообсуждать,
чтобы чуть-чуть рассеять пресный этот сумрак.

Завертели головами — столько тем вокруг,
что крУгом головы, как будто на орбитах
планеты, но с сознанием то ль казус, то ль недуг
приключился в этих сумасшедших ритмах:

Всего быстрее — мысль, казалось бы, но вот,
что глаз пытливый часто наблюдает:
у мудрецов такой стремительный полет
фантазии, что мысль её не догоняет!

Хотя и так бывает, что шальная мысль,
презрев пределы скорости в экстазе
догонит чью-то голову, и прямо в лоб — хлабысть! —
И… — Искрами из глаз прольётся в одночасье.

Другая мысль, желающая в голову прийти,
вдруг выберет мозги посимпатичней,
прицелится и… Раз!!! — И мимо пролетит
с заманчивостью тайн непознанных в обличьи.

А третья мысль - посмотрит на сей круговорот
голов, умов, философов в природе,
да и исчезнет, сделав хитрый оборот,
и навсегда останется верна своей свободе.

Вот так и получается, что сколько бы веков
не протекло в мыслительном стараньи,
мысли почему-то всё — отдельно от голов,
а головы — от мыслей… То ли в назиданье,

то ли в упрёк любителям мудростью блеснуть,
сложилась ситуация такая:
мы ищем мысли — думаем, чего бы сказануть,
а мысли на нас молча смотрят улыбаясь…

И может быть, имеет смысл чуть поумерить прыть
вращений ураганом круг-за-кругом,
Не гнаться за идеями, а их к себе впустить,
в душе создав для них, пусть мысленный, но угол.

Настанет не безмолвие, а священный мир —
Будда это знал. И обещаю:
все остряки, философы Земли под пенье лир
найдут о чем поговорить за чашкой чаю.


20102001        
Радиосигнал

Language is a virus

Мысль изреченная – ложь.
Неизреченная – тож.


Язык союзов и предлогов,
местоимений, междометий
и мимики и жеста — много
он говорит всего на свете.
Он говорит с лихим напором
и с убеждённостью Сократа,
только поймут его нескоро,
если, вообще, поймут когда-то...
Задачи разные, вестимо —
"сказать" и "говорить", тем паче,
они не шибко совместимы
в том языке. Вот незадача...
Язык молчанья и утайки
неменьшей верностью адептов
питается, его питают
и междометия, и жесты.
Творец пустот, венец парадов
тщеславия вертляв, изменчив,
бессмертный, словно злая радость,
он, пустоте подобно, вечен
Радиосигнал

Интермедия. Посвящается ффсемм (кому надо). — Ффсех с 14 февраля (кому оно надо), поздр...




Сначала всё было, как обычно; серо и буднично... Некая гражданочка штрадала по железной руке, которая, по её мнению, навела бы порядок в её голове мире обязательно. Но откуда какой-то там граж...дамочке знать, во что может обратиться мысль, небрежно брошенная на ветер...
1.

Порядка в мире нет,
и мы грустим об этом,
зачем нам тьма и свет,
когда ПОРЯДКА нету,
и камень — как курок,
чуть держится на камне,
едва лишь ветерок
подует — что же с нами
случится, и зачем
все прошлые старанья,
и замки на песке,
и горы-обещанья
себе или кому
ещё, уже неважно,
теперь ничто невсчёт,
корабликом бумажным
куда-то уплывёт
и жизнь, и её краски,
а с ней — художник тот,
что нам рисует маски...



На извечный сказочный вопрос "что всего быстрей?" известен столь же извечный сказочный ответ "мысль", однако, мысль летит, хоть и быстро, но не точно, поэтому уж в какую точку вселенной она прилетит и в каком там предстанет виде, это тайна, покрытая мраком. Но иногда случаются странные казусы, когда мысль вдруг попадает в плодородную почву чьего-то воображения, в результате чего начинают происходить всякие странности. А что может произойти... А чёрт знает, что...
2.
Однажды один аноним
придумал себе анонимку,
у них появились потом
инкогнито и кое-кто,
и в долгие ночи и дни
они всей толпой сочинили
и маленький светский салон,
и строчек почти миллион.
И быть бы всему хорошо,
как в тысячах прочих идилий,
да только без лиц и имён
друг-друга никак не узнать.
И чтоб не настигнул нас шок
всех, господа дорогие,
как учит вселенский закон,
давайте иметь имена.



И тут всё завертелось-закрутилось, собрались анонимы, придумали друг другу имена и устроили салон, для обмена свободным временем и вниманием.
3.
Они создают уют,
заваривают пианино,
сыграют на чае, едва
появится необходимость,
вот так они и живут —
красиво и в меру активно,
и кажется, я перепут-
ал некоторые слова.


(Тут должно быть ещё одно, но оно не написалось)

Разный народ захаживает в светский-эстетский салон, посмотреть на интерьер и обитателей, послушать ленивую музыку и старые анекдоты, а также блеснуть остроречием и красноумием.
Среди публики встречаются и философы, но поскольку их, очень мягко говоря, немного, они чаще ведут когда вдохновенные, когда откровенные диалоги то с рюмкой, то с "залом" в лице всех остальных посетителей и завсегдатаев, которые, впрочем, с готовностью соглашаются побыть в роли публики, ведь иначе, им пришлось бы самим напряжённо придумывать, чем заполнять неудобные паузы.
4.
"Ученик, твоя жизнь обернётся", —
великий Сократ говорил:
"не со вращением Солнца
по небу вкруг нашей Земли;

ты жизнью своей управляешь:
твой путь на земные года
ты вместе с женой обретаешь —
и сторону света и даль,

в которой однажды исчезнешь.
Хорошая будет жена —
станешь, мой друг, исключеньем,
из тысячи правил, но знай:

плохая жена попадётся,
из злых и коварных фемин —
и станешь ты, друг мой, философ.
Тогда и договорим..." —

Сократа давно уже нету
и нет его учеников,
лишь древние мифы-легенды
дошли сквозь глубины веков

до времени нашего брата...
Уходит ли что-то вперёд?
Иль всё, как и было когда-то?..
Циклический круговорот?...

Сейчас, лишь на свет появиться
успев, тут же жаждет любой —
ни больше, ни меньше, влюбиться.
Влюбиться! — Любою ценой!

Влюблённый же, хоть и внезапно,
а хоть и намеренно, он
скорей отлюбиться обратно
прям' жаждет. Таков уж закон,

что главный объект устремлений
у всякого — то, чего нет,
а "то, что имеем, не ценим",
или не рады цене...

Объектами двух этих классов,
в основном, населён этот мир;
их много, их — жуткая масса!
Ну а теперь — о других:

Исключений больше не стало,
их по-просту встретишь едва ль,
исключенья сродни идеалам —
и кажется дальняя даль

обителью их отдалённой,
куда не дойдёшь, сколь ни шёл
бы путник, мечтой окрылённый...
А имя ей: "БытьХорошо"...

Как прежде, философов мало;
приметны, ярки и остры,
философы бродят устало
средь вас, безнадёжно мудры,

планета им — мир искривлений
и пересечений путей,
на коих случаен и гений,
дурак, добродей и злодей,

их путь — это мудрость и ветер!..
...

( --- растерянная пауза --- )

Тут у философа вышла заминка... Он вдруг почувствовал, что так увлёкся, что воздушный змей его "мудрости" потерял нить, и "ветер" занёс его в какие-то не те дали. Паузой тут же воспользовался поэт, до этого момента тихо сидевший в уголке, наслаждаясь приятным обществом, под которым, главным образом, понимал общество, уделяющее не очень пристальное внимание его уж слишком публичной персоне. Имея намерение, если не обернуть всё в шутку, то дружески подколоть философа, ну и конечно, блеснуть остроумием, поэт подхватил нить, как эстафету:
...
их путь — это пепел и ветер,
и что им до наших забот,
ведь столько такого на свете,
что ото всего отвлечёт,

тем боле, обычно найдутся,
другие, стараньем чьих рук
обустроится место под Солнцем,
и капля уюта вокруг,

но это — как жизнь в океане:
миллион берегов, но любой
среди миллиона и каждый...
Любой и каждый — чужой;

К какому из них ни пристанешь,
куда по нему бы ни шел,
не станут и дальние страны
землёю, где "Быть Хорошо".

Так вот: вспоминая Сократа,
вспоминая в который уж раз,
мог бы сказать наш оратор:
Сократ, ты не очень-то прав,

но нам ничто не мешает
представить: с теченьем времён
и тот, кто влюбиться мечтает,
и кто "отлюбиться" готов

обратно, а лучше — и дальше,
получит свой пламенный шок,
уснёт и проснётся однажды
в стране этой "БытьХорошо",
НО
не в силах ни мудрые сказки,
ни сладких фантазий мешок
помочь нам хотя бы представить
Философа в "БытьХорошо".

С победным видом поэт заканчивает свою речь. Свою "законную" шпильку он ввставил — и больше ничего говорить громко сегодня он, по-видимому, не собирается, но философа это только раззадорило.
Уважающий себя философ не задаёт светской публике вопрос "ты меня уважаешь?", поскольку он себя и так уважает. А ничего чужого ему не надо. Даже уважения! Ведь он — настоящий философ. А настоящий философ всякую новую беседу начинает с эпиграфа:
5..

Эпиграф:
.
.
.
.
.

"... и огромные гербарии зелёные
приволакивают только невлюблённые;
и они же сочиняют сочинения,
и огромные решают уравнения,
и выращивают маленьких крольчат...
а влюблённые — вздыхают и молчат..."

С виду все такие аакрылённые,
на словах — ну прям-таки влюблённые,
объяснив тем всяческие выверты,
а на деле — как из бронзы вылитый
и вовеки неподвижный Сфинкс,
всё молчат, как будто бы завис

сверх-компьютер в голове у каждого...
Ну так соберём же мы отважного
духа в кулаке, чтобы уверенно,
не в порыве страсти, а намеренно,
весь вдохнув возможный воздух в грудь,
наконец, решиться сказануть

всё, что скрупулёзно и ответственно
за туманом скрыто от общественных
глаз, столь чутко-любопытно-бдительных!
В общем, заявляем убедительно,
проливая весь авторитетный свет:
НИКАКИХ ВЛЮБЛЁННЫХ В МИРЕ НЕТ!!!

Это всё — мечтания писателей,
это всё — писания мечтателей;
всех этих страдателей-вздыхателей-
высокопарно-пафосно-молчателей... —
их выдумали много лет назад,
так направим же наш ясный свежий взгляд,

не замутнённый притчами и сказками,
возвышенски-эстетскими раскрасками,
химическо-оптическими встрясками,
да житейски-всяческими дрязгами,
и зададим себе простой вопрос,
не в шутку, а в полнеиший серьёз:

Не потому ль они неуловимы столь,
что не видны, их даже не услышишь, коль
не нарисуешь всё в вооображении
вплоть до словес и их произношения,
что попросту их в нашем мире нет? —
А вы себе уж думайте ответ...



Понемногу бутылка пустеет, философ постепенно теряет контроль над своими мыслями и не боится этого, ведь уж он-то точно знает: достоинство настоящего философа в том, что он может развивать любую мысль до тех пор, пока та не превратится в свою полную противоположность, поэтому ни перевёртыши, ни взаимоисключайности у философов не считаются недостатками.
Встаёт с кресла:
6.
Характеры — вечные акторы вечной войны.
минута покоя обычай такой выявляет:
сегодня ты, в дальней дали, не имеешь цены,
а завтра — и рядом ценности не представляешь...


.. изрекает он на манер тоста, залпом выпивает, со стуком ставит рюмку на столик и начинает, нервно расхаживая по свободному пространству, громко и возбуждёно декламировать:
7.
Какой тебе смысл — быть бескрыло, бездомно влюблённым
и мучиться "сладкою мукой" иллюзий, печалей и грёз,
кого-то себе сочинить и в полУ-забытьи раскалённом
перила и крыши терять, слетая с катушек-колёс...,

ведь всеобщеизвестно давно, даже нет, так ДАНО, изначально (!),
что объектов страстей на земле никогда не хватает на всех,
даже мыслям-мечтаньям людей очень разных печальною тайной
почему-то сливаться дано на чужих перекрестьи путей...

Чуть мелькнёт у кого в голове: "А ведь это, наверное, ангел?",
"Да пускай и не ангел... Но кто?.." — в этой точке рождается МИФ,
и конечно, найдётся и знак, что придуманный миф подтверждает,
и конечно, проснётся кураж, что означенный миф укрепит...

Ну а там — хоть беги на край света и прячься от этих иллюзий
средь других, на краю, ну а хочешь — попробуй рискни и за край,
отпирайся от бешеных снов и считай оговорки обузой,
и молчи на ТОТ САМЫЙ вопрос и... вопросов — не задавай (!),

только всё это — лишь суета, ничего суетою не сделать...
Ею не отвратить ни пустынный песок, ни потоп, ни пожар:
МИФ, иллюзий творец, душ ловец, и твоею душою владеет
отныне небрежно, как бог, уж таков его прОклятый дар...



Философ обессиленно опускается на диван...


Между тем, ловец душ Кумир Миллионов тоже здесь. Он поэт. Он даже успел сегодня сказануть пару слов. Он сидит тихонько в уголке и смооотрит, смооотрит... на пламя свечи..., которую для него хозяйка салона зажигает, когда он приходит в таком настроении. Он-то знает, какие мифы про него слагают порывистые светские воображательницы, ему в мире всё известно, ему всё всё знакомо, удивить в ЭТОЙ жизни его давно невозможно. Минуту назад он лениво выслушивал излияния философа, а теперь - обвёл помещение усталым томным взглядом и погрузился в свои усталые тягостные кумирские мысли... Ведь, пусть никто их не понимает, но кумиры — это, на самом деле, очень тонкие и ранимые психики...
8.
Времяпровождение за творчеством кумира
многим увлекательно, и хоть день, хоть ночь —
кто кистью, кто пером, а кто волшебной лирой,
а кто — одной фантазией унесённый прочь,
в блаженном недеянии, родственном нирване,
страдает–созидает..., в итоге — сотворит
хоть что-то; и неважно, бесформенным ли камнем,
шедевром ли искусства он мир обогатит,
ведь толпы почитателей охотно дорисуют
завершённый образ, изображая фильтр,
все трещины зальют, изъяны загрунтуют,
оставив только то, что память обелит.
Но вглубине глубин останется за кадром
маленькая тайночка, которую, даст бог,
последний кто-нибудь, отчаянно-нахально
разбив к чертям картинку, унесёт с собой.


Тайна... Ох уж эта тайна... Она бы и рада, чтобы её кто-нибудь отсюда унёс, ей ведь тоже всё надоело, она бы и рада рассказать всё о себе, заявить о себе, закричать, сделать что-нибудь вызывающее, но она же тайна... — Она не может. Ей нельзя. Поэтому ничего не говорит... Поэтому кому-то придётся это сделать за неё:
9.
Наверняка замечали не раз,
что мало, кто многое видеть горазд —
что шаг, то небрежный, что взгляд, то случайный,
а миром, тем временем, властвуют тайны...
У тайн есть, как космос, огромный талант:
для них ну никак не придумать числа,
сколько ни бейся, но главное — вот, что:
укрыться от них — издевательски сложно,
но их раскрывать — многократно трудней,
и если кому-то такая затея
по нраву, то ниже приводится справка
(умеренно точно, зато очень кратко):
На чёрную тайна похожа дыру:
молчит и не светится, только вокруг
летает, летает, летает, летает,
и всё, что достала, в себя поглощает,
однажды, конечно же, время придёт,
в себя слишком многое тайна вберёт,
и вдруг — поперхнётся, зажжётся, взорвётся —
и на миллиарды звёзд распадётся,
и засияют из разных сторон
галактики. Те, кто сиять не силён,
займутся обычным, как будни, мельканьем —
всем, кто бессветно-угрюм, в назиданье:
мол, всякий живущий, помни и знай:
столько бесхозных, но пламенных тайн
в космосе, тёмном холодном и мрачном,
летают, и их основная задача:
как хитрый шпион Невидимка-Молчок,
подкрасться к кому-то и... цоп на крючок!..
А может, и хуже: их цель основная —
собою наш мир переполнить до края,
чтобы никто не посмел избегать
участь ловить их и... раскрывать;
того ж, кто решил в уголке затаиться,
запрятаться и отверте...уклониться
от этого щяссьтия, тайны найдут
и вытащат на их таинственный суд —
и бог, упаси, если, как по указу,
все тайны ему пораскроются сразу.



Тайны, тайны...
Что ж с ними сделаешь... Такие уж они создания...
А тем временем, уже глубокая ночь. Все разошлись; и теперь, когда лёгкое светское общение позади, осталось только погасить свет и ...
и впервые за этот вечер, отрешившись от веселья и влюблённостей, на миг вспомнить и о любви...
10.
Миром правят Любовь и Вражда —
античные так мудрецы полагали;
в тысячелетиях войн города,
народы, веры, ученья сменяли

друг-друга… По-новому виделся мир,
разным (хи)мерам — иные аршины
гениальными созданы были людьми,
от камня — к информационной машине...

Однако, в природе войны и любви
человеческий разум ничто не исправил:
и в том и в другом — законы одни;
их Вечная Правда — отсутствие правил