Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Раздватрипроверка.

Тишина. Сегодня будет всё…


Сегодня будет всё, почти как раньше:
ленивый сон до половины дня;
и в письмах, ускользающе вчерашних,
раскопки жизни, мимоболтовня

недавняя — в тени слепой привычки,
чуть глубже в безысходности овраг…
И теле-гад с небрежностью безличной
ругнётся: «Всё не так, смотри, дурак!»

И этот звук… Бесформенно-бездонный… —
как бездна поданной руки… Он — всё. Но миг —
и он — всего лишь — провожает Солнце
в путь к оборотной стороне Земли…

И снова ночь; в ней вынырнут из мрака
мгновенья недарованной судьбы —
и прахом-пеплом-ворохом и крахом,
и душной пылью нежелание быть

заполнит всё, на всём осядет, далее —
хоть что на ней пиши… — Слепой подбор
секретных знаков, слов и заклинаний… —
Для входа ль, выхода… До неизвестных пор

19.12.2002
Раздватрипроверка.

Весна. Осознанная необходимость


Ломается лёд, оживает природа,
как будто бы снова рождается жизнь;
как будто бы чьи-то мечты идиота
в который уж раз почти что сбылись;

становится темени меньше, чем света,
чёрно-белый пейзаж превратится в цветной…
Им не до вопросов. И не до ответов
тем более. Они — с этой вечной мечтой

носятся так же, как тысячелетия
назад — их предки (бессильны года),
всё в те же злосчастные знаки веря,
всё в те же…, хотя… кто знает, когда

хоть кто-то сумел, хоть кто-то успел
достичь и постичь, к чему он так рвался,
кто «счастье» обрёл в том, чего он хотел,
пока хоть от_части не отказался…

Но всё же светлее, уютней, теплее
стало; и верь, сомневайся, хоть спорь,
но безличных причин и условий стечению
вновь, как и все, подчиниться изволь;

тебя ждут бессмысленно взрослые игры;
свобода — попробуй свободным не быть
и необходимость — ответствовать миру
за то, что тебе в нём позволено жить.

1.04.1998
Радиосигнал

жить как ЛЕВ!

Чем, законы и нормы презрев,
прожить один день, как ЛЕВ,
лучше, голову не потеряв,
жить долгую жизнь как ПРАВ!

9.11.2001

UPD:  

 Из комментариев.

 Льву и Праву вовек не сойтись в этом мире подлунном;
царь не может быть прав, даже властвуя в царстве зверей.
Правоты, как и правды, искать у хозяина джунглей —
есть затея из самых бессмысленных в мире затей...
Да и будь ты хоть лев, хоть дракон в три главы реактивный,
хоть питон-крокодил, хоть по-волчьи зубастый осёл... —
Кем ни будь, что ни делай, найдётся язык чей-то длинный
и двойной, что во след прошипит всё равно «Не_орёл».
Раздватрипроверка.

Когда бы каждый знал...

Дороги, словно дни, всегда уходят,
при всей своей немыслимой свободе,
лишь только от тебя, где б ни был ты.

И в сторону, зовущуюся далью,
отправлены и мы, пути не зная,
кого-то встретить — вечные мечты…

Когда бы каждый знал свою дорогу,
все души бы вышагивали в ногу,
похожие, как армия солдат,

которой всё всегда предельно ясно
всё решено воинственно-бесстрастно,
всё найдено, и к цели все спешат…

И мир от грома шага строевого
всеобщего разгромно-рокового,
рассыпался бы грудами руин…

Но наши души, этот мир спасая,
живут, свои маршруты заплетая,
где каждый — на своём пути, один.


lj-eye (16x16, 0Kb)
Какого?

наШествие X.IV

Частности: 1, 2, 3, 4, 5, 6.


Шерлок Холмс и Ирен Адлер

Что можно сказать об истории с Ирен Адлер, так это то, что, во-первых, в оригинале это была какая-то совершенно проходная, мимоходная история, сама по себе не имеющая никакого значения и/или ценности на момент своего развития, если не считать отдалённых последствий в виде оставшейся от неё "дырки в голове" Холмса, через которую жизненно необходимый кислород понемногу, как это и случается с такими дефектами, не привлекая какого-то особого внимания утекал в чёрный космос всю последующую жизнь, а в "радиовещательном" "Шерлоке" именно эта история была переиграна развёрнута таким образом, что оказалась наиболее эмоционально зацепившей многих зрительниц, о чём они и понесли весть миру. То есть вышла полная противоположность: незаметное событие, оставившее сколь неброский, столь же и некончающийся след в человеке, превратилось в яркое приключение, ну, вроде, пожара или показательного сожжения мостов, но с куда менее внутренне-автономным, а главное, не кумулятивным, а наоборот, постепенно угасающим пост-эффектом, пусть и изредка поддерживаемым встрясками-"приветиками" из прошлого.

Меня в этой истории четверть века, если не больше, назад впечатлило то, что Ватсон — взял и забросил дымовушку в окно, в остальном же — ну, помнил, что там было какое-то тайное письмо (хотя на самом деле фотография), которое надо было как-то вернуть, это, вероятнее всего, перемешалось с историей о конфиденциальном письме, украденном тоже гражданочкой у своего мужа министра, которое тоже надо было как бы вернуть. Про дымовушку меня удивило примерно вот что: мало того, что взрослые люди, ну с Холмсом-то — всё понятно проверенный товарищ, но чтобы такой суриозный дядя, как Ватсон — и кидать дымовушки в окно, где люди — живут, это было выше моего понимания. Впрочем, как и то, "какие дураки" могли принять такую штуковину за пожар :D

Так для меня эта история проходной и оставалась, пока не наткнулся на пост злобной гражданочки про "Скандал в Белгравии", на который давал ссылку в предыдущем по... в пред-преды выше ниж уже... раньше. А оказывается, если присмотреться, в оригинальном "Скандале в Богемии" расклад довольно тонкий.

Итак, приходит к Холмсу король, сноб, кстати, точно такой же, и с таким же рыльцем в пушку, как и высокопоставленный член правительства из истории про письмо, украденное женой министра, с которой перепуталась эта в моей памяти, вызывает у Холмса такую же резкую антипатию, но дело есть дело, а за дело Холмс — берётся; однако, справедливое в общем случае "первым делом — самолёты", применительно к данному конкретному случаю звучит как "первым делом — девушки". Так вот, значит, девушки.

Мы же ж тут все — взрослые дети, и понимаем, что в те времена аарртистка, супермегапопулярная настолько, что могла позволить себе знаться с любыми ОВОщами, и даже королями, просто никак не могла не быть авантюристкой и не светиться, как минимум, в каких-нибудь ацких светских скандалах, а мистер Холмс в те времена — жил; а по молодости, даже путешествовал, даже путешествовал с театром, стало быть, не мог не понимать это лучше нашего. Ирен Адлер — известная авантюристка с послужным списком, достаточным для того, чтобы проходить по Холмсовой картотеке "интересных личностей" (с точки зрения сыщика), но при этом — ни в одном глазу не преступница; кроме того, настоящая мегапопулярная аах-трысса и взаправдошная известная дива-певиция. Ну прям всё, даже несмотря на всю предубеждённость Шерлока к гражданочкам — ни дать, ни взять — как ему нравится, причём, в одном флаконе. (О том, по душе ли ему сам флакон, оригинальный сказкинг, а тем более, советский легендариум — умалчивает, а судя по обрывкам сообщений от Би Би Си, кажется, что скорее нет, чем да :) Тут и его абажаемое музико-театро, к чему у него всецелое пристрастие и поклонение, и от чего он и в далёкой от искусства жизни не может удержаться, и такое ценное любимое Дело, и захватывающие приключения, которых он, мягко говоря, нечужд, и что уж говорить об авантюризме, когда... — с его-то профессией... Ну, разве, что минус научный подход и научные же интересы — так ведь не всё коту масленица... Король Холмсу сообщает, что она его шантажирует и собирается расстроить его свадьбу, между тем, он сам Холмсу зело неприятен, а вот к ней — вполне-себе нейтральное отношение. Далее, Холмс и Ватсон следят за гражданочкой, организуют "мероприятие", Холмс просчитывает гражданочковую реакцию, но узнав, где искомая фотография, имея возможность довершить дело, не пытается её стащить, толи соблюдая честь мундира, толи просто чувствуя подвох, держит в запасе шанс на ошибку, особенно, с учётом факта выхода гражданочки замуж, кардинально меняющего всю диспозицию.

Далее, он получает письмо, в оригинале являясь с королём за фотографией, а в советском фильме буквально сразу, прямо по пути домой из дома Ирен Адлер, что, на мой взгляд, просто неимоверно обостряет всё дело. И вот в этом-то письме он и обнаруживает гранату сюююррприииз: всё, что он хотел узнать, но не хотел знать, что хочет это узнать, также, всё, что он даже не догадывался, что хочет узнать.

Во-первых, оправдываются его худшие подозрения насчёт короля: оказывается, не она его шантажирует, а он её преследует, толи из-за фотографии, толи по иным причинам, и "сделал ей столько зла", и что данная попытка выкрасть фотографию была не первой и не второй, а гражданочка оставляет себе фотографию для собственной безопасности, ни больше, ни меньше, и даже при этом бежит из страны, не надеясь даже на своего мужа, преуспевающего адвоката. Во-вторых, Ирен Адлер знала, с кем имеет дело, поскольку знала, что король, скорее всего, обратится именно к Шерлоку Холмсу со своим щекотливым дельцем, следовательно, она не просто была в курсе о "прославленном сыщике", а знала о его методах и, главное, о его этике, скажем так, несколько более обычного, иначе этого письма бы просто не было. Втретьих, в письме — чуть ли не сожаление высказано о том, что ему, Шерлоку Холмсу, пришлось быть замешенным в этой истории, причём, быть не на той стороне и чуть ли не восхищение им, Шерлоком Холмсом, и взамен искомой фотографии вкладывает другую, чисто собственную, ибо хоть одному из этих противоположностей, хоть королю, хоть Шерлоку, она зачем-то понадобится. Более того, она даёт слово НЕ использовать ту самую фотографию ни в каких целях, кроме обеспечения собственной безопасности, и Холмс ей безоговорочно верит, более того, потом и король, при всей его уязвлённости, предвзятости и общей подловатости, столь же безоговорочно признаёт твёрдость её слова, дополнительно обнажая суть всех своих поползновений, когда на "контрольный в голову" вопрос Холмса, мол, это же хорошо, что она вышла замуж, вы же не испытываете к ней чувств, как-то очень торопливо отвечает "конечно-конечно", и ещё более, когда потом вздыхает, мол, "аахх, какая бы из неё получилась королева...". Маски сброшены окончательно.

Итак, Шерлок узнаёт несколько важных вещей. Во-первых, то, что о нём знали, им интересовались и его выхода на сцене ожидали. Во-вторых, то, что его "вели" с самого начала, с самого момента его появления. В письме гражданочка пишет, что до дымовушки верила в стихийность происходящего, что, впрочем, едва ли похоже на правду, если учитывать то, что, во-первых, это была уже не первая и не вторая атака на неё, во-вторых, она знала и к кому обратится король, и особенности Шерлока. А если так, то и его действия просчитывались вперёд, и госпожа Адлер, во-первых, понимала, что он не возьмёт фотографию вот так просто, а во-вторых, даже если бы он и взял, скорее всего, в его руках бы оказалась не искомая фотография, а та, что приложена к письму.

То есть это не только он дал ей возможность сохранить или там перепрятать фотографию, не будучи уверенным, на той ли он сам стороне, но и она, показав место, где спрятана фотография, дала ему возможность не взять её ввиду его неуверенности в правильности собственных действий, чем фактически сохранить лицо. Но дело-то, как и прежде, есть дело, которое, всё равно, должно было как-то решиться, им бы пришлось встретиться, а там уж, как ни поступай — "оба хуже", поэтому сбежав и оставив письмо, она, в принципе, дала Холмсу возможность не сделать ошибку, явившись к ней с королём за фотографией. Таким образом, она не просто просчитала и его мысли и его правила, она предложила ему игру по его собственным правилам, как по своим, кончившуюся формально её победой, а по сути — ничьей, или, если, как в первом посте, сравнить с шахматами, поставила ему пат. А он, сам не замечая того, сыграл по собственным правилам и... не выиграл, хотя лицо (в собственных глазах, то есть речь идёт — о гордости) — сохранил, но даже об этом — ОНА позаботилась.

Забавно, что по-настоящему Шерлок Холмс был игроком только дважды: в истории с Мориарти и в этой, с Адлер. Из схватки с Мориарти он вышел победителем, но — чудом, и выжил он — чудом, какие бы себе интеллектуализирующие рассказки-объяснялки потом ни придумывал, а если рассматривать именно саму игру против противника как непосредственно поединок, то Мориарти он проиграл просто по всем статьям, сдавшись в самом начале. С госпожой Адлер же он, вообще, ни в какие игры играть не собирался, а хотел просто выполнить определённые действия над материалом, и только из её письма-пост-фактум узнал, а точнее, понял, что оказался вовлечён в игру, которую в принципе-то она придумала специально под него, и по его же правилам, основанную на его же принципах и заповедях. Естественно, равнодушным это просто не может оставить. — Состоялась (не)встреча двойников, ну, или родственных людей с по-разному сложившейся жизнью: Шерлока Холмса и Ирен Адлер. Для него это самополучилось как своего рода итог случайного дела, для неё это самополучилось как своего рода итог борьбы с призраками прошлого, у обоих в некотором смысле это разделило жизнь на "до и после", для него это кончилось символической дыркой в голове по имени "этта женщина", для неё — освобождением от этих самых призраков (всяких там королей и, скажем так, некоторых репутационных издержек прошлого образа жизни). Холмс от своих "призраков" избавился чуть раньше, и теперь ему нужно было нечто большее... Ну что ж, как говорится, раз нужно, то — "получите и распишитесь".

Стоит заметить, что проигранный поединок с Мориарти ни грамма не убавил, а даже наоборот, добавил Холмсу уверенности в себе и прочих жизненных сил, в конце же — такого монстра одолел; а вот партия со злобной гражданочкой, казалось бы свёл партию в ничью, не зная расклада, играя наугад, вслепую, да из заведомо безвыигрышной начальной позиции, а эффект — обратный. Казалось бы, что там — какая-то певички-актриска-авантюристка, а тут ТАКОЕ... Может быть, от неё "и мокрого места бы не осталось", знай он расклад, или хотя бы не недооценивай противника, но тут... Это в американских комедиях, когда, например, для съёмок фильма о военных лётчиках берут актёра, заставляют его жить среди лётчиков и делать то же, что они, типа учиться, и у актёра всё получается даже лучше, чем у самих лётчиков, это выглядит смешно, а в жизни подобное — встреча с собственным двойником — вельми чревато, это может зело коробить или наоборот, распрямлять..извилины в мозгу.

Ситуация закончилась, но для Холмса — не разрешилась: в лице Ирен Адлер он, фактически, встретил своего Второго, причём, она-то с ним объяснилась, но при этом не дала ему возможности ответить, объясниться с ней — ну просто ни малейшего шанса на диалог, и это при условии, что потребность объясниться с ней у него возникла после того, как она уже объяснилась с ним. Забавно, что не поступи она так, как поступила, и если бы они не виделись мельком, а общались, то мне думается, даже с классическими персонажами динамически всё бы получилось так, как получилось в "Скандале в Белгравии", и вероятно, с тем же исходом, все несделанные ходы были бы сделаны, несказанное было бы сказано, только с поправкой на отсутствие трендового ныне "психологизма" и всякой такой прочей желчи чувственности. Возможно, что вышеупомянутая "дырка в голове" у Шерлока и образовалась-то из вот этой недосказанности незавершённости гештальта. Справедливости ради стоит заметить, что в оригинале представлен этакий, я бы сказал, с одной стороны, вегетарианский, а с другой, совершенно обречённый для Шерлока вариант ситуации (ситуация просто не имеет энергии для разрешения): это ведь только он — встречает Своего Второго в её лице, а она на него — натыкается как случайный и, по большому счёту, безличный фактор, усиливающий угрозу, исходящую от короля. В "Белгравии" британский "Общественный Вещатель" довернул ситуацию до упора (а злобная гражданочка по ссылке нет, я всё-таки её поставлю завернула даже чуть дальше и бедный упор хрустнул и заплакал), и ситуация получила более "хищное" воплощение, но там была открытая игра, поединок нервов, энергетический заряд, и хоть какая-то, пусть ролевая, но коммуникация, и финал — это логичный итог понятных действий, без вот этой опустошающей обречённости субъекта, обнаруживающего себя поставленным перед фактом.

Также, странно, что классический Шерлок воспринимал этот эпизод как собственное поражение. Во-первых, он вступил в игру даже не из проигрышной, а из заведомо безвыигрышной позиции: если атаки на Ирен эту Адлер уже имели место быть, то, вообще-то, любая странная ситуация, вроде появление рядом священника и его избиение уже само по себе должно восприниматься как провокация, ну допустим, он не знал этого вначале, но когда письмо-то прочитал, должен был понять, что и насчёт фотографии там уже, наверняка, всё предусмотрено. (Кстати, а может быть, он это и понял, оттого и не попытался забрать фото, а захотел прийти к ней с королём, чтобы услышать её версию и, вероятно, убедить короля отказаться от преследования, кто знает...) Кроме того, он почему-то решил, что сумеет обвести вокруг пальца актрису, подчёркиваю, профессиональную актрису — ни чем иным, как театральными трюками... Ну вот в своём уме человек?.. Ага, ещё бы он придумал, прямо в рясе сыграть ей на скрипке ТАК, чтоб от чарующих звуков сих она бы тут же выложила на бочку все свои компроматы, покаялась и ушла в монастырь... — Или ему уж ооочень хотелось обломить этого мерзкого паразита короля...

А поговорить?

Если вспомнить, что речь идёт о выдуманном персонаже, а не о реальном субъекте, то нижеследующее стоит понимать как проявление не магического мышления, а символического воображения :)

И вот, что любопытно: чтобы символически найти себя, Шерлоку нужно было встретиться с Майкрофтом, таким же, как он, чтобы его признало собственное альтер-эго, но так, чтобы никто никому не бросал вызова.
Чтобы разобраться с внутренними конфликтами, ему понадобилось лицом к лицу встретиться и победить Мориарти, в которого бы он сам мог превратиться, если бы бросил вызов Майкрофту.
А вот, чтобы найти Своего Второго, ему потребовалось (не)встретиться с Ирен Адлер. От альтер-эго нужно принятие, от "тёмной стороны" — уничтожение, а от Второго — сам Второй, и точка.

Если говорить в контексте игры, то в случае с Майкрофтом, Шерлоку надо было, чтобы его признали и пригласили вступить в игру, дальше участвовать необязательно; в случае с Мориарти — любой ценой закончить игру, причём, выигрыш не имеет значения, значение имеет только то, что нельзя дать выиграть Тёмной Стороне; в случае с Ирен Адлер это, наверное, "игра в команде" и сам партнёр, раз уж это — Второй. Ну и кроме того, она-таки гражданочка, тут уж куда денешься. Так уж получается, что Майкрофт и Мориарти — это то, чем Шерлок условно мог бы быть и в первом случае хотел, а во втором не хотел стать, а Ирен Адлер — это по сути то же, чем он сам был, только с поправкой на иное происхождение, иное воспитание и по-иному сложившуюся жизнь, ну и конечно же, на пол; она ему была — аки компланарный транзистор, в общем.

Об общении: С Майкрофтом никаких разговоров нет, поскольку всё ясно. С Мориарти разговоров тоже нет, ибо с ним разговаривать не о чем, его надо уничтожить, ни больше, ни меньше. А вот с гражданочкой ситуация именно по-компьютерному зависла, остановившись на половине коммуникации, то есть им-таки, чтобы "понимать без слов" требовалось сперва о чём-то важном договориться, раз и навсегда, и это даже произошло, но наполовину.
Диалеееектика :)

А что это за такой Второй, который был так нужен Шерлоку. Про это хорошо у Вознесенского:


Песня Акына      

Не славы и не коровы,
не шаткой короны земной —
пошли мне, господь, второго, —
чтоб вытянул петь со мной!

Прошу не любви ворованной,
не милостей на денёк —
пошли мне, господь, второго, —
чтоб не был так одинок.

Чтоб было с кем пасоваться,
аукаться через степь,
для сердца, не для оваций,
на два голоса спеть!

Чтоб кто-нибудь меня понял,
не часто, ну, хоть разок.
Из раненых губ моих поднял
царапнутый пулей рожок.

И пусть мой напарник певчий,
забыв, что мы сила вдвоём,
меня, побледнев от соперничества,
прирежет за общим столом.

Прости ему. Пусть до гроба
одиночеством окружён.
Пошли ему, бог, второго —
такого, как я и он.

___________


Завершить тему магического мышления символического воображения хочется так: Майкрофт Шерлоку был дан Провидением для того, чтобы дать понять, что, чтобы найти себя, себя одного мало. Профессор Мориарти, которого Шерлок победил просто чудом — чтобы показать, что в жизни, даже если ты гениальный сыщик и думаешь, "мне помощь не нужна, найду я даже прыщик на теле у слона", есть место ошибке и, главное,  есть место чуду. А явление Ирен Адлер ему, с одной стороны, показывает, что чтобы состояться, по большому счёту, не нужны ни Майкрофты, ни Мориарти, а нужен ты сам, а с другой стороны, вот эта их невстреча — даже не для того, чтобы, а просто потому что... — подкосить человека может что угодно, даже самое малозначительное свиду, наперёд не угадаешь.


Частности: 1, 2, 3, 4, 5, 6.
Радиосигнал

… а когда-то здесь был Советский Союз

Сегодня был в здании городского суда. Это здание когда-то принадлежало горкому партии, следовательно, имеет некоторые претензии на роскошь. Там в довольно красивом, но совершенно бесполезном холле, занимающем добрую половину всего строения, если не больше, есть эти штуки, названия которых я не помню. В общем, это окна в потолке. Что характерно: в холле, где и так светло от этих "окон", в которые светит Солнце практически весь день, горит свет, а в коридорах, ведущих к разным кабинетам - такая темень, что не видно даже дверей, хотя их и можно вычислить благодаря торчащим из-под них полоскам света строгой нумерации.