dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Category:

Первая запись

(1)

Постомарафон, посвящённый десятилетию блога, длившийся с 13 июля (десятилетия заведения ЖЖ) по 18 августа (десятилетия древника на ЛиРу) закончился, после чего оказалось как-то неожиданно трудно что-то на(чать )писать, чем и обусловлен заголовок поста этого. В общем, пост о блаблаблогингингинге.

Если смотреть вперёд, то этот самый блаблаблогинг, особенно, с учётом его социальной составляющей, больше всего похож на вызывание духов: человек пишет что-то словами, произносит в воздух какие-то коды, заклинания, и к нему приходят духи.. Отвечают. В комментариях.

Если же смотреть назад, так сказать, с высоты прошедших лет, то...
Есть выражение «вилами по воде писано», подчёркивающее ненадёжность, кратковременность. Не знаю, как насчёт вил, но вообще, след на воде, например, от лодки, сохраняется довольно долго.
Находясь в едущей (не дрейфующей, а именно едущей посредством направленного приложения энергии) лодке и смотря назад, можно видеть уходящий след. Если сзади берег, далеко или близко, то след, если смотреть из лодки, будет ослабевать пропорционально дальности и теряться, немного недоходя до берега независимо от реального до него расстояния; если сзади горизонт, след будет точно так же немного недоходить до горизонта. Таким образом, какой-то особой разницы между берегом и горизонтом нет. Возникает самомасштабирующаяся иллюзия, в которой скорость движения лодки влияет не на длину следа на воде, а на его интенсивность, то есть сам след, в свою очередь, характеризует не длину пути, а интенсивность подвода энергии в движении.
По-моему, блог, являющийся не средством для, а эффектом от, и есть вот такой след на воде.

Много блогов образуют... что-нибудь, да образуют. Среду какую-нибудь там, у среды есть забавные моменты, самые забавные (честно говоря, не уверен, является ли в таком контексте слово «забавный» эвфемизмом для «нелепый», хотя возможно и такое прочтение). Чем-то это похоже на стремление перемещаться засчёт сцепления с поверхностями в отсутствие гравитации, издавать звуки в отсутствие газового заполнения пространства или, например, махать кулаками в условиях отсутствия массы. В общем, речь о повадках и автоматизмах, противоречащих контексту. Я бы предложил для многого из этого осторожное определение: проявления реального Социального Автоматического в воображаемом сообществе. Но тут стоит оговориться, что практически все наблюдения и констатации якобы нелепости поведения людей обусловлены точкой наблюдения или намерением наблюдателя, посему сами подобны насмешкам человека, взирающего на других с башни, отчего всерьёз уверившегося в том, что те, кого он, весь такой большой и высокий, обозревает с башни — на самом деле, такие-де мелкие, смешные-и-нелепые. Пикантности картине придаёт то, что в саму эту башню и возможность этому великану на неё взобраться и там забыться вложена масса интеллектуальных и физических усилий тех самых мелких людей, НО это, конечно же, не его царское дело. Место красит человека. Даже случайное. Даже воображаемое.

(Само)идентификация. Я в самоидентификацию, точнее, самоидентификацИИ в общем случае не верю. Идентичность — это, по определению, такая штука, посредством которой индивид противопоставляет себя другим, нет других — нет и идентичности. Самопрезентация — это, в первую очередь, форма самораскрытия, человек сообщает другому некую информацию о себе, на основании которой другой может сделать выводы и сформировать суждения, оценки, при самоидентификации же сообщается не информация к размышлению, а непосредственно выводы и оценки, которые тот другой уже ДОЛЖЕН некритично принять в готовом виде и придерживаться, не включая собственную голову. (То есть если, например, напыщенный дурак и пошляк самоидентифицировался, то есть сказал «я утончённый интеллектуал с изящным чувством юмора», то ты уже ДОЛЖЕН его так воспринимать, а иначе, ты «не уважаешь его самоидентификацию», следовательно, являешься бякой, завалившей тест на лояльность, то есть на безусловное некритичное принятие.) Таким образом, смыслом (само)идентификации является навязывание другому готовых описаний и оценок и лишение другого возможности делать собственные выводы, то есть, фактически, это средство недопущения размышления, как в агрессивном маркетинге. Забавна в этом деле даже не столько сама уверенность человека в праве требовать подобного (некритичного принятия) от посторонних, тем более, в интернетах, где информация и то, что за неё выдаётся, в общем случае непроверяемо, сколько то, как это даже подаётся в принципиально неверифицируемой форме.

Дисклеймеры, правила и верхние посты. Бывалоча, заходишь в какой-нибудь журнал, случайно или не очень, смотришь, некто пишет нечто, даже бывает, связно, даже дельно, даже что-то где-то как-то интересно. Кажется, чего бы не вступить в дискуссию? Ну, для начала надо почитать дисклеймер — и местные обычаи уважить, да и информация «обо мне» или «об этом журнале» лишней не будет, в каждой избушке свои погремушки и всё такое прочее. Итак, читаем дисклеймер, верхний пост или что у них есть ещё там... С виду, автор вроде и пишет как бы «о себе» или «об этом журнале», а на самом деле, под этим соусом манипулятивно выкатывает миру правила, причём в виде даже не инструкции, а набора претензий, требований, ультиматум — по обращению с собой-любимым, и главное, смакуя рассказывает посетителям, чего он терпеть не может, что он ненавидит, как быстро и яростно он банит и все подобные 2x33.3(3) удовольствия. В общем, занимается всяческими острастками и устрашениями, то бишь запугиванием, шантажом и угрозами «на будущее» и «на всякий случай», хотя, во-первых, подобное в адрес людей, которые тебе, собственно, ещё ничего плохого не сделали — это как бы дурной тон, если не сказать и хамство/свинство, во-вторых, просто нелогично начинать общение с угроз; кроме того, в неравной позиции не может быть приятного общения, ну за исключением того, когда тот, что «тут главный» не страда...эээ... наслаждается одним серьёзным расстройством личности, а тот кто должен иметь вид лихой и придурковатый, другим. Ну и каков смысл, спрашивается, долбиться именно в эту стену, когда их вокруг бессчётно таких же навалено... Не нравится — не читай. Таким образом, общение в принципе становится невозможным. Вот даже интересно было бы, что бы этот бравый суровый фур потом рассказывал в своей компании, например, про государство, после того, как шёл он себе по улице мимо, никого не трогая, а тут — налетели маски-шоу, уронили на пол, поломали лапу, оторвали ухо, пару рёбер, нос и хвост, натёрли его интерфейсом близлежащий асфальт до пурпурного глянца, и всё это — на всякий случай, мол, а вдруг бы он захотел совершить что-то противозаконное? — Надо ж предупредить, так сказать, противоправные действия и удержать от оных.

Если на форумах правила — это необходимость, то в личных блогах это — несколько... эээ... странно. Короче, сунешься — наткнёшься на «правила», почитаешь угрозы репрессий, какой, мол, я бравый и резкий,и как я всех порву, если мне что-то не понравится, так и руки опускаются — пропадает всякое желание вступать в разговоры. А что? — «Не нравится — не ешь» — тотальный диктат среднего пальца. Конструктивное общение невозможно.

Ещё один весёлый момент — то, у скольких в профилях и дисклеймерах написано, мол, «это никакой не проект, а мой личный дневник». Ээхх, думаю, сколько ж народу имеют представление, что они похожи на медиакорпорации — мол смотрит случайный посетитель на мой ЖЖ и не может решить, сколько тыщ сотрудников у редакции этого мегамедиапортала...

Про всякую там «френдополитику» умиляют многие вещи: «если вы бот, тролль или спамер, не френдите меня, я не гонюсь за рейтингом и френдить в ответ не буду». Ещё бы на пузе или спине написали: «если вы карманник, то не подходите ко мне на улице — всё равно, я вам ничего давать не хочу». А пресловутое «не гонюсь за рейтингом», как правило, значит «а ну-ка попробуйте — интересно, что вы ещё выкинете, чтобы обратить на себя моё божественное внимание, которое ещё заслужить надо».

Дачи и зацели. Народ пишет много разного забавного, прям с целями и задачами, мол «этот блог заводился/существует для______» у одного —самопрезентации/творчества, у другого для общения, у третьего для развлечения, что стоит за всеми этими словами (подавляющее большинство которых — рационализации) — вопрос отдельный. Лично мне больше всего понравилась чья-то формулировка, мол: «ЖЖ заводился, чтобы не рассказывать многим друзьям одно и то же каждому в отдельности. Друзья обиделись, а ЖЖ остался». На самом деле, всё это в общем случае ерунда, каковой является большинство броских, хлёстких и прочими образами эффектных выраёживаний, имеющая, как любые рационализации, весьма, скажем так, условную связь с реальностью.

Для меня интернеты начинались с фидо, то есть со структуры, в которой есть, скажем так, локации, но нет дорог. Выход в интернет после этого — ощущение «неизвестно, куда идти и что делать», после некоторого времени брожения по нему закономерно возникло желание создать себе некую «док-станцию», то есть условную точку присутствия в сети. Всякие «визитки», во-первых, не нужны, во-вторых, социальных сетей не было, были только личные сайты, вот и я себе сделал сайт, куда выкладывал стихи, которые до того времени видели, наверное, пара человек, плюс ещё несколько человек просто знали об их наличии как о факте. Cайт был на narode, там я, в основном, и шатался по чатам, да сообществам в поисках, куда бы прикаяться. В те домашние-дикие времена поминутного дайлапа недавнего прошлого я и не знал, что такое ЖЖ, само название «livejournal» и «живой журнал» воспринимал как метафору, а про всякий там веб 2.0, вообще, как функцию/формат — кажется, даже и не слышал, да и само это слово «блог» узнал году в 2005, наверное, когда уже имел их «оба-два».

Однажды году в 2002 один хороший человек из naroda подарил мне инвайт в ЖЖ (свободной регистрации ещё не было), почти год я не знал, зачем это и что с этим делать, потом только зарегистрировался, с одной стороны, из любопытства, с другой стороны, тогда десятка два-три человек из народовского сообщества, к которому я-таки уже прибился к тому моменту, позаводило дневники, и я, можно сказать, заплыл по течению, чтобы иметь ещё один канал общения, помимо чата, асек и гостевиков. В плане стабильности работы у ЖЖ худшие времена были, кажется, в 2011-2012, но тут необходимо иметь ввиду, что стабильностью он не отличался ни-ко-гда — и второй (параллельный) блог, тот, что на ЛиРу, я завёл в качестве резервной копии этого ЖЖ на случай его смерти; кроме того, в ЖЖ не было анонимных комментариев (а инвайты были далеко не у всех), тем временем, на ЛиРу регистрация была свободной, посты френдов — о чудо — приходили в почту, анонимные кометарии работали, а неанонимные комментарии — о чудо — можно было свободно редактировать, да и большинство народу из «наших» (того самого сообщества в несколько десятков человек) тогда зарегистрировались именно на ЛиРу.

Мне сама идея блогов с комментариями как точки присутствия нравилось, поскольку создавало впечатление, что собеседники (их программные версии) установлены на компьютере, и их можно «запустить» в любой момент, и в любой момент к ним можно обратиться. Это было очень приятно. Сообщество, конечно, потом развалилось, общие контексты рассыпались в труху, крупный песок которой смыло, а мелкую её пыль — развеяло, субъекты, как я их ни собирал на своём компьютере, конечно, разбрелись. А круги на воде — вот они, до сих пор идут.

Никаких целей и задач, кроме вызывания духов, конечно, тут у меня не имеется, а написание постов — это просто форма присутствия в мире и очередной способ разговоры разговаривать.

Вначале казалось, что блоги — это хорошее решение как форма общения, будь то тематика или человеческий фактор, менее обезличенная, чем форумы, конференции, чаты. Однако, идея оказалась, в общем, ошибочной, утопической. В сравнении с форумами и конференциями, ситуация с блогами как формой говорения выглядит примерно, как футбол в известной сказке про старика Хоттабыча, который, выразив неудовольствие тем, что 22 человека на поле с чего-то гоняются за одним мячом и отбирают его друг у друга, выдал каждому игроку свой мяч, чтобы-де каждый мог сам играть всласть. На чём весь футбол и закончился. Блог — это и есть вот такой собственный мяч. С общением в блогах рано или поздно происходит то же самое, что и с тем футболом. Если продлить ситуацию дальше, то: основная масса участников превращается в статистов, выделяются отдельные индивиды, наловчившиеся выделывать со своим личным мячом зрелищные трюки или показывать эффектные фокусы, но это — уже гимнасты, акробаты, иллюзионисты, а не футболисты, но командной игры, суть которой в осмысленом взаимодействии участников, нет. Она невозможна.

В этой связи весьма познавательно было наблюдать, как на всех появляющихся тут и там новых НЕролевых площадках социальных хостингов и сред происходит одно и то же: сперва народ начинает знакомиться, общаться, устанавливает какие-то связи, отношения и т.п., потом плавно наступает общая атмосфера окукливания, всё сходит к тому, что в своём блоге каждый отдельный народ занимается приёмом комплиментов в свой адрес, возможности обсуждения чего бы то ни было сходят на нет, ибо на любое возражение можно ответить «а ты кто такой, собственно» или «Я в своём блоге могу говорить чё хочу, не нравится — не читай, тебя сюда, вообще, никто не звал». И не поспоришь: тебя сюда, действительно, никто не звал, читать никто не заставляет, и с какой стати тебе высказывать что-либо кому-либо... Он имеет своё право... Иди своей дорогой... Надо же — «в интернете кто-то неправ». Love it or leave it. Исключение — люди, уже знакомые как-либо вне блогов, с отношениями, установленными вне блогов, а знакомые непосредственно из блогов могут попасть в исключения в случае индивидуального переноса общения с ними куда-либо в другое место. То есть, сколь-нибудь устойчивое систематическое неформальное общение в блогах возможно, в основном, в двух случаях: либо контакт установлен ДО и ВНЕ блогов, а общение в блогах проходит по классу побочных эффектов, либо контакт инициирован и установлен в блогах, после чего вынесен ЗА их пределы. Тут, как я понимаю, важен сам факт пересечения барьера, а направление движения, в котором это произошло «в» или «из», неважно.

В «старой», советской ещё, действительности — как дело было: говорит человек о чём-то — ну, значит, наверное, ему это интересно, начинаешь об этом с ним разговаривать, ибо ну с кем же ещё. Интерес к явлению — форма неравнодушия, а мысли размножаются спорами; было по одной — обсудили — стало, как минимум, по две, у каждого, ещё на потом пол-чемодана. Если интересует не отдельный предмет, а цельный субъект, то с ним разговариваешь о всяком-разном чём-угодно (что, собственно, общением и зовётся) или нет, конечно, тут уж как получится, но общая логика — такова. Однако, если к форумам, к которым модераторы не относятся как к феодам, подобная логика как-то применима, и в заинтересовавшее обсуждение можно просто включиться, то блоги больше всего располагают к ролевой модели взаимоотношений «король+свита», у популярных блогеров — «король+свита+плебс», иерархии, доминирование, подчинение, свои-чужие, элитизм... и всё такое, со всеми вытекающими в виде, например, доминирования до полной универсализации шкалы «приятия/неприятия», вытесняющей собой прочие (например, согласие/несогласие, совершенно необходимое для содержательного общения), как мерила всего вообще, а типа-дружелюбные отношения складываются почти исключительно по принципу «За что же, не боясь греха, кукушка хвалит петуха? — За то, что хвалит он кукушку». Не знаю, уж кому как, а как по мне — это печально. Лично мне некомфортны и иерархии, и всякого рода круговая порука или элитизм, я такую атмосферу воспринимаю как токсическую, посему, чем больше этого, тем хуже. Вернее, наоборот: чем меньше, тем лучше.

У иностранцев (то есть в англоговорящем мире) оно так, во-первых, давно глобально (в отличие от «наших»), во-вторых, оно так стало ещё до всяких там интернетов. Любопытно, как они обходятся с этой проблемой. Что делать, когда общение невозможно, но потребность в нём есть? — Играть по правилам. От своего имени друг с другом они общаться могут разве что через суд (поскольку швабоода жеж, правила какие-либо соблюдать — это не комильфо: «да кто вы все такие, шоб от меня чего-то требовать», «да пошли вы», у меня, мол, свой мяч), я тут Его Величество Индивидум и Её Высочество Самоценность, но потребность в общении — есть, и в общем случае никуда не девается. Решение — ролевые игры. Ролевые игры подчиняются правилам сгенерированным художественным способом в некоем произведении (в основном, литературы и кино) «мира», принимаемого игровым сообществом как контекст.
В ролевой среде признает правила общими, подчиняется им и выполняет стороние требования не вот этот конкретный живой игрун John Bull, а его персонаж, следовательно, это невзаправду, следовательно, понарошку, следовательно, это уже не ограничение индивидуальной швабооды, а отыгрыш, а качество отыгрыша воспринимается в игре не как приспособление индивида, а как крутость игруна и его персонажа. Собственно, в ролевой игре игроки занимаются тем же самым общением, только как бы фоном, в масках, костюмах и предлагаемых декорациях, в пределах которых даже ведут себя адекватно, в отличие от ЗА пределами этих декораций. Заглянешь в иностранный социальный аккаунт — если там есть связный текст, то это, в основном, оказывается либо role-playing account, либо I-am-a-fanfiction-writer; остальное — то, что не попадает в эти категории, но содержит-таки связный текст с распространёнными высказываниями, течёт по древнему в руслу священной психологической реки с ярким названием Bitching-Around, между двумя берегами вечных тем: самоидентификации и things-that-annoy-me. В русскоязычной среде всё куда разнообразней, более того, я даже долго думал, что мне это кажется, пока не узнал, что, оказывается, англоговорящие, в общем, замечают то же самое, в процессе чего их уже русские сильно удивляют.

Кстати, о неприязни (возвращаясь к «нашим»). В середине нулевых заметил символичную вещь: Эпоха имени Высоцкого, если можно так сказать, прочно канула-схлынула, то есть это уже не актуальное явление, а литература, и эта страница прочно закрыта, однако, если о нём заходит речь в таком ключе, что надо предъявить одну песню, то чаще всего наружу вылазит «Я не люблю». Если требуется вспомнить несколько, то всплывёт каноничный «стандартный набор», но если именно одну, и яркую, то — «Я не люблю», причём, с подтекстом, мол «Во, как он всё сказал, и я тож нелюблю, вотэак!» И вот эта характерная черта — стремление «отрываться», выплёскивать яд, желчь, негатив, агрессию, раздражение и прочее такое в окружающее пространство, в стиле «Этот мир меня достал, он меня бесит, и щяс я ему покажу!»... — этакая форма проявления самости. Как сделать, чтоб человек тебя заметил? — А плюнь ему в лицо, и куда он денется. Заметит, как миленький. Мера успеха — это мера зла, которое можешь причинить или излить на других, не получив сравнимого зла в ответ. Это, правда, не отечественный феномен, просто отечество присоединилось к, скажем так, мировому тренду, в котором уже давно сочинения и риторические упражнения на темы типа "The Things that Annoy Me" стали общепризнанным видом спорта. Вот и я щяс, позанимался почти тем же самым.

Таки прав был Кара-Мурза, сказав, что за постсоветское время люди перестали разговаривать, отучились, разучились, и это-таки культурная катастрофа. Понятное дело, это уже не о блогах, но блоги — это какое-то прямо концентрированное выражение условий, способствующих утрате культурообразующей социальной функции общения.
Истины не существует — есть «интересы».
Интереса не существует — есть и успех.
Убеждений не существует — есть желания и удовольствия.
Несогласия не существует — есть неприятие.
Неравнодушия не существует — есть «батхёрт».
Диктат среднего пальца же: Ненравитсянечитай!

Не то, чтобы это было чем-то особенным. Тут, скорее, сама метаморфоза, происшедшая в этом веке именно с Сетевым Социальным. Предполагаю, что вот эта метаморфоза — от начального воодушевления до конечного окукла связана, во-первых, с тем, что, когда человек открывает для себя что-то новое и большое, как, например, некто малознакомый с компьютерами разговаривавший, в основном, либо с друзьями, либо с коллегами по работе лично или, как максимум, по телефону, выходит в Сеть, открывает для себя новые возможности, (или, например, ребёнок, с которым начинают разговаривать всерьёз), или, ну не знаю, что ещё, возможно, хобби, иное увлечение, в общем, что-то, открывающее какие-то новые горизонты (хоть внешнего мира, хоть своего «я»), и этим важное в плане внутренней жизни, он стремится быть лучше себя самого, причём, не казаться, не «подать себя», а именно быть, при этом совершенно не важно, сколько усилий для этого прикладывается (их может и вовсе не быть), поскольку дело тут не в преодолении чего-либо, а ни больше, ни меньше, в направлении жизни. Какое-то время человек живёт в направлении самого себя лучшего.
Потом это, как и любой острый стимул, сходит на нет, с ним, само направление внутренней жизни меняется опять, и возвращаются старые черты и повадки, пусть и уже на несколько изменёную основу, но оставаясь всё теми же свойствами, чертами, в случае с открытием «большого мира» через Сеть, реальные качества, они же «настоящее лицо» из реала, пролазят в сеть, но к этому всему добавляется сетевая избыточность; а если речь не осети, социальности и инфопотоках, то просто усталось. И то и другое можно принять за пресыщение, но увы, это именно усталость. И не такая, как у человека от работы, а как у металла.

Если в условиях сенсорного, информационного, когнитивного и т.п. голода, свойственного доинформационному обществу, увлекающийся или неравнодушный к чему-либо человек находится в фоновом поиске «братьев по разуму», тех, у кого есть либо схожие интересы, будь то предметы увлечения или формы неравнодушия, взгляды — общие или сопоставимые по проработке, совместимые ценностно, перекликающиеся мировоззрения, стремление обсуждать, а найдя, дорожит ими, ибо это — ценность, то в обстановке избыточности, когда вокруг какие хошь, и можно, как уже стало притчей во языцех, набрать френд-ленту из говорящих одинаково и считать, что они так думают, более того так думают все, отношение к человеческому материалу становится расточительным: «не нравится — не читай», кто не принимает, пусть идёт В, а кто не одобряет, пусть идёт НА, заводить разговоры не имеет смысла, в смысле само общение становится избыточным: все знают: на это можно ответить так или так, что в свою очередь, можно так парировать или вот этак развернуть. В условиях недостатка человек ищет и ценит найденное, в условиях избытка — сортирует и ценит успех как меру полученного удовольствия на единицу затраченной энергии.
Алиса, это глобус. Глобус, это Алиса.
Проехали.

Так вот, это очень яркое впечатление — насколько практически любой человек, заинтересовавшись, увлекшись чем-то, открывающим те самые горизонты (тут главное — не путать увлечение и развлечение) становится лучше, интереснее, и сколько теряет, как уплощается, когда это проходит или даже когда меняет отношение к «наработанному» в ходе на потребительское. Вот, что значит, застать истоки явления. Явление начиналось с воодушевления, которое в его рамках было почти всеобщим. К концу нулевых это «массовое помешательство» прошло, аномалия выдохлась. Сосуды — сообщающиеся, уравновесились. Зато теперь есть контент.
Tags: 2013
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments