dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

слова, слова, слова

Энтропия Nema_Alex.

Эпиграф: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте,
а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!»

Как уже говорилось, по традиции: энтропия — вещь хорошая. Большая. Общая. Всеохватная.

В компьютерных играх-стратегиях реального времени, где условное положение игрока — на небесах, то есть сверху над местом действия, есть такая фишка: участки карты (или местности), на которые не ступала нога игрока (его персонажей, игровых агентов), для игрока закрыты непроглядным туманом, и что они собой представляют, неизвестно. Менее распространена другая фишка: открытые, разведанные, и даже освоенные, участки территории, если на них долго не происходит никакой активности со стороны игрока, затягиваются опять тем же туманом. И даже для того игрока, кто НАД миром, кто в небе, это — ТАК. Так энтропия выглядит визуально в проекции на всё-вообще. Освоение, узнавание, организация в любой форме чего угодно требует усилий, считай — энергии, даже поддержание любого состояния требует усилий, при отсутствии или недостаточности которых территория начинает, как сказано выше, возвращаться в первоначальное одичальное состояние, по известной максиме «в отсутствие порядка наступает хаос» и родственной ей «протестантской» «мудрости», вынесенной в эпиграф. Собственно, энтропия — это та штука, которая делает положение таким. Этакий универсальный канал утечки порядка в out, преобразующий казус в ребус, ляпсус в узус, сапиенс в люпус. И чем дальше в этот лес, тем враждебней расклад и устойчивей равновесие.

Энтропия как понятие в переводе на язык цифровых систем — это raw error rate, а в переводе на язык аналоговых сигналов — уровень характер искажений, шумов, наводок.

Боюсь, что на вопрос, каким боком сие относится лично ко мне, можно рефлексировать-фантазировать неограниченно долго, всяческообразно, более того, сходные люди, возможно, дали бы сходные ответы, что способствовало бы превращению всего этого в живущий своей отдельной жизнью дискурс, тем бы дело и кончилось, но поскольку я подобного дискурса пока не наблюдаю, нет причин считать... эээ... ситуацию неуникальной. :) Шутка. На самом деле, просто сабж...

Лично я ничего не умею делать на автомате, ну разве что какие-то совсем простые вещи типа свет включить, дверь открыть, идти там куда-нибудь, или ложкой-вилкой того-этого... а уж с автоматизированной речемыслительной деятельностью, вообще, сложно, даже со стандартными ответами на стандартные вопросы возникают сложности, с детства. Например, стандартное «Как дела?» ставит в тупик. (Хотя бывают такие казусы: договорились мы с человеком, что я позвоню в конце лета. Проходит нужное количество месяцев — я звоню. С того конца беспровода мне сообщают, что человека нет, и разговор заканчивается, более того, напрочь стирается из моей памяти как выполненная задача; потом при встрече с тем самым человеком узнаю, что он удивлён, почему я не позвонил. Получилось, как в анекдоте: «настоящий программист на ночь ставит два стакана: полный — на случай, если захочет пить, и пустой — на случай, если не захочет». Тут свою шутку сыграло буквальное понимание, подменив собой понимание ясное, хотя сама ситуация подмены — редкая.) В общем, и общаться в стиле детекта и воспроизведения паттернов в ответ на ключевые слова я не могу, поскольку ничего не получается на автомате, всё, любая мелочь — идёт через центральный процессор. Непосредственного, и тем более, произвольного внимания при таком раскладе хватает на довольно ограниченное число объектов, отсюда рассеянность при взаимодействии с реальными обстоятельствами; вообще, мир имеет тенденцию распадаться на кучи очень мелких деталей, которые приходится постоянно наблюдать, собирать и обобщать, дабы иметь сколь-нибудь целостную картину мира и чем-то компенсировать неизбежно высокий тот самый raw error rate в системе.

Реальная же любая ситуация в отсутствие автоматизации выглядит примерно так, как если, например, есть у человека мешок со всякими разными гадами, там мышами-змеями-тараканами, и вот человеку надо что-то делать, например, на гитаре играть и одновременно собирать и спихивать обратно в мешок всю эту живность, которая разбегается во все стороны. Вообще, я очень легко теряюсь, тоже с детства, но щяс — больше, причём если тогда это легко маскировалось/объяснялось (разными штуками), то теперь — крыть нечем.

К индивидуальным главным ценностям, всвязи с такими условиями, можно отнести целостность мира, непротиворечивость (в смысле integrity как подчинённости одним и тем же общим законам и/или правилам) картины мира или любого конкретного контекста в понимании, близком всякой там научной методологии. Картинка локальная держится целостной, пока в фокусе, выпала из фокуса — рассыпалась, собирай потом заново. Впрочем, на этот счёт я про себя говорю так: мне не надо помнить то, что я говорил, поскольку, если спросят ещё раз, подумаю ещё раз так же и скажу то же самое, если ничего не поменялось. Впрочем, то, что говорят другие, я воспринимаю серьёзно и на сказанное другими, я — не так, чтобы зло, но вполне зело памятный. При систематическом и развёрнутом общении с человеком образуется некая «матрица» из того, что обсуждено, обдумано, сказано, и в каком-то разговоре вполне можно делать отсылки на то, что тогда-то, в 199Х году, мол,ты сказал об этом то-то, а я то-то, вот тогда-то ты спросил то-то, сейчас я знаю ответ. В самом деле, мне на ум ответы приходят не тогда, когда спрошены, а тогда, когда приходят, посему быстро реагировать, в общем случае, не умею, ибо отвечаемое должно иметь какой-то смысл. Быстро и в реальном времени бывает, если смысл находится сразу, или имеет место импровизационный фактор, но тогда это уже вопрос качества диалога и/или ритма, спонтанный диалог — это, как раз, такое состояние, конечно, если он дружелюбный или хотя бы уважительный. Не люблю контролировать или быть контролируемым. Общение в непрозрачной среде, посредством недомолвок, умолчаний, подразумеваний, намёков и «даваний понять», также, социальных поз(иций) и прочего такого не приемлю, сам не делаю намёков, ничего не «даю понять», и не признаю не понимаю у других вернее, если на тебя едет трактор это, конечно, невозможно не признавать как факт, но расцениваю как враждебное, действие или жульничество, в любом случае, действие отчуждающее. В общем, не понимаю и не признаю-то — никаких, но негативные намёки — воспринимаю, потому что положительный намёк, всё равно, предполагает простройку картины догадки, а негативный — не думается, а просто ощущается, в первую очередь, как враждебность, да и жульничество, когда оно detected, тоже именно чувствуется; а ощущения — неподвластны убеждениям. Ценю, соответственно, обратное: честность и открытость, не в смысле «душа нараспашку» (честно говоря, настолько изношенные слова, и тем более, их сочетание, заезженное — хуже лысой покрышки, вот пишу — м спотыкаюсь), а в смысле ясности и информационной прозрачности и отсутствие социальных игр, манипуляции, мутной атмосферы недоговорок и двойных стандартов, элитизма и проч, и символическое равенство сторон, если говорить об общении людей. Нет, с одной стороны, оно, конечно, «логика — наше всё», и попытка просчитать то, что скрыто за фасадом, это дефолтная установка, но строить взаимодействие на угадывании чужих ожиданий и т.п.... в каком не помню фильме герою предлагалось ответить на вопрос про «подняться к дэушке на чашечку кофе со всеми вытекающими из этого последствиями», и он отвечал, мол «а я не знаю, какие-такие последствия могут вытекать из чашечки кофе». Хороший пример. Вот и я не знаю. И знать не хочу :) (По Жванецкому: важна не чистота целей, а чистота средств, правда, он говорил это в противоположном смысле, ну а я тут приведу — в прямом.) Категорически не приемлю (стиля) общения, построенного на недомолвках, умолчаниях, угадывании неозвученных запросов и ожиданий и условий. Для меня это не просто ядовитая среда, это и есть сам яд. Короче, опять сплошной сабж.

Характер аа...аа...акцидентального :D распада мира на части можно проиллюстрировать таким примером. Я научился играть в шахматы перед самой школой. В средних классах школы мы с одноклассниками после уроков шли в трудовые мастерские и играли в шахматы, не для «уровня», а так... в рамках времяпрепровождения, ну вот как кто-то в дурака, а мы — в шахматы. Я, по меркам нашей группы, играл как бы «неплохо», то есть в принципе несколько выше среднего (даже частенько играл против двоих) но при этом ненадёжно; например, идёт игра, всё замечательно, но в какой-то момент происходит некий сбой сознания, делается глупый ход, причём, даже не глупый, а идиотский, бессмысленный, способный провалить даже заведомо выигрышную до того партию, меняющий всё, и дальше уже невозможно продолжать, как раньше, это, считай, заново подходить к столу и заново разбираться в ситуации, то есть фактически, заново её сстроить и дальше играть совсем по-другому. Шахматы — пример, но это может быть во всём, но в какой-то момент целая картина как общность объектов непредскажиданно рассыпается на части аки цельная картинка вдруг рассыпается на квадратики в этом вашем хреновом DVD плеере, после чего всю картину надо собирать заново, посредством нового полноцелого кадра, и хорошо, если одного, или, возвращаясь к аналогии с компьютерными стратегиями, добытые с некой территории бонусы потеряны, а сама территория — снова терраинкогнита; осваивать — только заново. Со стороны это выглядит, как будто человек с чего-то вдруг застеснялся или растерялся,оттого и и в среде реальных знакомых у меня была не сказать репутация, но всё же, образ рассеянного, который легко теряется.

Был как-то в чате случай: я человеку говорю: «Да у нас на улице Бассеинной ещё не то бывает», — а с платформы говорят а он мне в ответ: «Это город Ленинград!» «О, ты тоже из Питера?!». Было очень смешно. Вспомнилось вот.

Такой расклад обуславливает относительно высокий уровень ожидания случайных потерь (относительно тех, у кого такой проблемы нет), поэтому та жизнь, что протекает в голове, из собирательства вволю превращается в собирательство впрок, а мировоззрение — это такой строющийся дом, в который стаскивается всё.
Если вернуться к аналогии со стратегическими играми, то они представляют собой противостояние с некой силой, противником. При этом твои ресурсы исчерпаемы, а вот ресурсы противника — неизвестны, значит, условно бесконечны, в такой ситуации, фактически, речь идёт уже о противостоянии, в котором ты, так или иначе, отступаешь. Отступление имеет стратегический характер. Исчерпаемость. Ты исчерпаем, другая сторона — нет. Вот эта исчерпаемость — это такое фаталистическое ощущение, когда кажется, что (не) сделаешь вот это или (не) обдумаешь то — и всё кончится, дальше ничего не будет; всегда, сколько себя помню, присутствовало фоном иррациональное ощущение, что существует некая грань, что она где-то недалеко, если не сказать рядом, за которой больше ничего не будет, то есть ничего интересного не будет, никаких интересных или приятных событий, открытий, мыслей, ничего, то есть стоит пересечь её — и дальше будет только такое пустое монотонное «дожитие», ожидание конца. Эта грань всё время где-то рядом, она дышит в спину, постоянно норовит оказаться поближе. Какими-то действиями, усилиями этот рубеж можно отодвигать, но само течение Реки все время делает его ближе, как сказано в самом начале, нужно «бежать», хотя бы чтобы удержаться на месте. И хотя на самом деле, это противоречит действительности и самой логике реальности, но вот само это ощущение, иррациональная фаталистическая тревога, присутствовало всегда, сколько себя помню.

Для меня с детства нормальной (в смысле естественной) организацией вещей была наполненная спонтанность, то есть, когда есть «фронт работ» и свобода формы организации, то всё решается как-то более-менее легко, допустим, в начальной школе хватало времени и уроки поделать, и попаять, и музыку послушать, и лисапет прогулять, и пропылесосить/в магазин сходить, это как бы и не напрягаясь, но я всегда слышал «надзирательские» придирки-окрики-упрёки в том, что «ты делаешь только то, что хочешь», ну и огребался от попыток «воспитания» (воспитанием я тогда считал специальную деятельность сильных взрослых по осложнению жизни, тех, кто от них зависит, то есть типа для подчинения и «закалки» посредством бессмысленных требований, обвинений, манипуляций, давления, унижения и т.п.), я поэтому даже не мог, к примеру, и в кружки ходить, поскольку там есть начальники-надзиратели, поставленное с вышеозначенными целями, (также, чуть позже — надух не переносил дворовые подростковые компании, особенно, разновозрастные, где вроде и нет надзирателей, но устанавливаются просто звериные правила, если под «присмотром» просто неприятно, то в таком вот «коллективе» — уже не неприятно, а небезопасно, а зачастую и просто гадко; отношение к разного рода детским лагерям из этого понятно).

Возвращаясь к надзирательскому воспитанию: Лично меня пытались заставлять именно сначала делать уроки, а всё остальное — потом, причём, уроки — это «дело серьёзное», а не «развлечение», поэтому — шоб никакой музыки, радиодеталей и, вообще, не отвлекаться, «пока не сделаешь уроки», то есть, как у маклаевских папуасов «лекарство должно быть горьким» (иначе это не лекарство). В моём случае такая организация не работает в принципе, и понятное дело, времени после этого родительского бзика не стало хватать, вообще, ни на что, единственным спасением было слинять из дома до того, как они придут с работы. Да, и выходные дни я с детства не любил ва-а-пче, потому что все дома. :)

Так вот, все эти виноватилки и мне на мозги, как ни крути, капали, и я и сам себя в подростковом возрасте типа воспитывать-дисциплинировать пытался, например, пытался не делать что-то условно «несерьёзное» или «приятное» или «желаемое» до того, как сделать что-то «серьёзное» «важное», что означает «не для себя», такая «воспитательная доктрина» исходит из предположения, что, мол, возможность делать что-то желаемое «длясебяшное» только после того, как сделаешь нежелаемое, но, по сведениям из авторитетного источника, нужное, должна работать как стимул, «волшебный пендель», побуждающих делать это самое «нужное» и «серьёзное», и «недлясебяшное». Результат в средне и долгосрочной перспективе можно признать плачевным, и даже не в смысле, что «всё равно, не работает», иногда-таки, и правда, сработает, а в смысле последствий: сама вот эта совершенно иррациональная зависимость всего «хорошего» от некоего разрешающего условия прописалось в голове, и тепреь эту гадость оттуда ничем не выбить, а эта пакость каждый раз разрывает сигнальную цепь «мотивация-деятельность», становится барьером между мотивацией и действием, таким образом, дегенеративно воздействует на эмоционально-волевую сферу и структуру мотиваций личности и, ничего не даёт вообще, абсолютно, ну кроме самосабатажа «А вот бы такую штуку сделать.. но ведь в африке дети голодают, какие тебе штуки, шо, всё хихоньки-хахоньки, да?», каждый раз это преодолевать — только отдельным усилием case by case, да ещё и не прозевав момент. Как-то попалась формулировка по сходному вопросу: «Человек откладывает самое ценное, нужное/важное и интересное, думая: «Вот сейчас ещё немного помаюсь ерундой, а уж потом...", но так, ничего и не сделав, умирает с мечтой». На самом деле, это — война, постоянная, позиционная, с переменным успехом.
_________

Энтропия — это и целина, которую облагораживает человек, пытаясь обустроиться на новом месте, и скала, которую бурит рубит, желая что-то построить, и ветер и волны, которые всегда против и уже одним своим видом пытаются внушить главную мысль Власти: «Дома надо сидеть, поэл, тэ!», особенно, когда им бросают вызов Это и та естественность, которая отвоёвывает мир назад, когда усилия по удержанию порядка и ясности перестают быть достаточными или адекватными. Также, энтропия — это тот самый туман одичания, накрывающий мир при недостаточности или неадекватности усилий на поддержание ясного разума... А с самим разумом, неспособным, неважно, в силу каких причин, поддерживать себя в ясном состоянии и твёрдой памяти, происходит то самое угасание.

Энтропия — это и космическая пыль, что покрывая всё, делает всё одинаковым, и волна, что, размыв рисунки на песке, взялась за причал, и тот протеин, который блокирует нейронные связи, превращая личность в колонию микроорганизмов, при болезни Альцгеймера.

Энтропия — это написанное самым мелким шрифтом и накрытое шапкой-невидимкой условие, в силу которого нужно бежать, чтобы хотя бы оставаться на месте.

Жизнь субъекта — главным образом, игра субъектом против энтропии.

В честной игре против энтропии — тебе всегда шах.

В азартной игре против энтропии у тебя может быть столько тузов, сколько предусмотрено правилами, а у неё — сколько угодно.

Отказ от игры, даже «буддийский», равносилен проигрышу, даже если и растянутому во времени.

То, что принято называть «интересом к жизни» — это мера того, насколько человеку нравится геймплей.
Tags: 2013
Subscribe

  • а ну и да не

    «Ну и ладно… ну и пусть и…» — так познают природу грусти; «Оно мне надо?.. Да плевать!» — а так кончают познавать природу большинства вещей, если…

  • О пропавшем сне

    Жил да был беспечный сон. Утром отправлялся он, на манер слона из басни, вдоль по улицам гулять. И чего он там гулял… — Мосек, видимо, считал……

  • Пирожки с собой, фонарики наголо или день влюблённых в мистера Н.

             by/ via dpmmax                   * * * Несут маньяки чикатилки и надписав их дарят всем и приглашают на прогулку:  — На…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • а ну и да не

    «Ну и ладно… ну и пусть и…» — так познают природу грусти; «Оно мне надо?.. Да плевать!» — а так кончают познавать природу большинства вещей, если…

  • О пропавшем сне

    Жил да был беспечный сон. Утром отправлялся он, на манер слона из басни, вдоль по улицам гулять. И чего он там гулял… — Мосек, видимо, считал……

  • Пирожки с собой, фонарики наголо или день влюблённых в мистера Н.

             by/ via dpmmax                   * * * Несут маньяки чикатилки и надписав их дарят всем и приглашают на прогулку:  — На…