dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Category:

Тимур Шаов дэ цзин


NB: Буквы этого поста извлечены из тормоза и убеждены, что сегодня первое мая.

Моё знакомство с деятельностью Тимура Шаова началось более всего подобающе случаю: случайно и невсерьёз, со «Сказок нашего века», эту песню кто-то в сети поставил в плеер. Первое впечатление было двояким: во-первых, музыкальных — то, как ловко он толи сымитировал, толи спародировал, толи просто обыграл стиль советских детских пластинок-сказок, а во-вторых, текстовых — то, что концептуальный гимн мифотворцев Нового Мира «Лукоморья больше нет» отдыхает оно, конечно, весело, но хосспади, как же это всё в голову-то могло наприходить... С песни любопытство перекинулось, первым делом, на одноимённый альбом, только укрепивший впечатление об авторе как о нарративгангстермайстере «сказочнике», а остальное было несколько позже.

Пишет и предъявляет написанное публике народ по-разному; узнаваемость, как правило, строится вокруг какой-нибудь индивидуальной «фишки», будь то хрип у Высоцкого или украинский выговор у «Моей прекрасной няни» или ключевые знаки какие... Тимур Шаов, по-моему, в музыкальном смысле специализируется на обыгрывании ассоциаций, то есть он берёт музыкальные мемы, как если бы они были стандартами в джазе, и вышучивает их, причём, стилизацией это назвать нельзя, поскольку при стилизации автор обращается к источнику стиля, дабы найти себе форму, а Шаов — заигрывает и обращается к музыкальной памяти публики, дабы вызвать ассоциации и сообщить настроение, ничего особо не пародируя. Сказать, что это всё для бардовской песни нетипично, это сказать очень мягко. В текстописательском смысле его «фишка», по моему ощущению, в наличии какого-то «второго дыхания»: сперва, в «нормальном состоянии» следует реприза за репризой, причём последующая как бы идёт вдогонку предыдущей, а в какой-то момент, когда, казалось бы, главное сказано, вдруг «открывается второе дыхание», начинает «переть» — и происходит лавинный прилив слов, которые надо, пока «прёт» успеть быстро поперевыпроговорить как можно полнее, а когда «второе дыхание закрылось», просто подставляется концовка. Недаром у него в смысле драматургии нет ни наростающего напряжения/противоречия, ни «ударных» и «парадоксальных» концовок и свойственной большей части юморных миниатюр игры, когда во всю свою длину текст — лишь подводка, формирующая ожидание, обманутое на последних фразах, зато есть этакие «приступы азарта», озорства..., импровизационный стиль, где основная нагрузка выдаётся там, где «прёт». Вот только написал про отсутствие вывертов наизнанку ожиданий в концовке — и сразу несколько таковых вспомнил. Да, хоть век живи, а всё-таки она вертится. При этом получается, что у него в текстах есть сильное «малое ядро», вокруг которого много весёлой воды и мыльных пузырей. Такое впечатление было.


DSC00818 small small (700x422, 57Kb)


Побывал на концерте. Впечатление несколько, если не изменилось, то переформатировалось. Обнаружилось, что у меня формировался образ стиля, то есть, как если бы автор и материал были тождественны, а вместо представления об авторе был такой белый параллелограмм (справедливости ради стоит отметить, что я до того момента вообще не слышал его речи, и даже не читал интервью, в общем, как человек разговаривает, а впечатление от Тимура Шаова субъекта на этом концерте, фактически, «писалось» на вышеупомянутое пустое место, и честно говоря, пошло в сторону, противоположную тому, чего я бы мог ожидать от своей фантазии, если бы пытался представить себе человека. С одной стороны, впечатление о том, что это такой стиль с элементами кривляния, теперь кажется не так, чтобы правильным — это, всё же, такой человек сам по себе — не тяжеловесный, с подвижным умом, когда в положении "ON" — обыгрывающий что-то находу, даже в фоновом режиме, отсюда и манера подачи, то есть это вопрос личного характера, а не художественного вкуса. Возможно сказанное и банально, но здесь уж, как с включением света: вроде и банальная процедура, а — как меняет впечатление о пространстве каждый раз, когда происходит... С другой стороны, прочитал тут характеристику: «Тимур Шаов — это автор-песенник, которого можно читать». Никогда не читал. Попробовал. Что любопытно: во-первых, читать, и правда, можно, во-вторых, текст становится «меньше», но и насыщеннее, втретьих, если смотреть непосредственно на текст, видна работа, в смысле лично у меня пропадает ощущение вот этого режима потока, однолинейного импровизационного задора, когда всякое одно увлекает за собой всякое другое, которое, в свою очередь не связано с первым, а просто валится на голову первому, и становится виден подбор, организация то есть собственно сочинение и нелинейность «работы над...» и всякие там «точки сборки».

Плюс, при взгляде на написанный текст на ум приходит феномен, который я бы назвал проклятием лёгкого жанра: амбивалентное представление, усиливающее общие допуски в оценках и обеспечивающее в любой данный момент любой желаемый крен и по прихоти оценщика оборачивающее всю эту «богатую литературную сторону» и в плюс и в минус. Так, с одной стороны, если хочется принизить, то — «это же не Высокое Искусство, а какие-то весёлые песенки, ну шо это за ценность, шо это за достижения, понимаете ли», с другой стороны, если хочется возвысить, то в любой шутке-потешке можно накопать двойных, тройных и ещё каких смыслов, изящных аллюзий и тонких подколов, и вылепить из почти любой смешутки послание на понятном в полной мере лишь избранным эзоповом языке, а то и целое искусство писания/чтения между строк и всё такое прочее...

Сам концерт получился позитивный, в этом смысле я — как в детстве побывал. Большим опытом посещения coolтмассовых мероприятий, конечно, не похвастаюсь, но это был первый раз на моей памяти, когда зал не просто смеялся на репризу и хлопал в ритм, а хлопал в ответ на слова и продолжал веселиться по ходу текста. Подозреваю, что, если в городе Иркутске, и как оказалось, не только, бы Тимур Шаов поставил новую песню «Перспективы», которая была, второй или третьей (и которую пришлось даже приостанавливать из-за овации, начавшейся на словах «и в перспективе — всё один и тот же дядька, и говорят, что девять жизней у него» и продолжавшейся почти до конца) в завершение концерта, а то и оставил для биса, то стоячая овация в людскую отместку за нашествие ботов полугодовалой давности ему была бы обеспечена, хотя, конечно, несуразно было бы ставить в конец столь свежее и злободневное дело, когда ещё даже не улеглись страсти по выборам. Если сверхактуально-злободневные «Перспективы» прозвучали весело, если не сказать разудало-бесшабашно, то безобидная «Частица» — откровенно зло, с каким-то прям вселенски-неуправляемым, аки витальная тоска, сарказмом, что выбивалось из общего настроя. Видимо, на ней уже так нагорело... Ещё одно, лично для меня по крайней мере, примечательное место было с «Кефирным рок-н-роллом»: Шаов рассказал историю о своём друге молодости, с которым они даже играли когда-то, мол тот стал вести совсем, я бы сказал, заритуализованный, заавтоматизированный образ жизни. Мне-то казалось, что это такая самоирония, мол «старикуем», где «мы» имеет смысл «да я», а оказывается, это совсем не о себе, и едва ли юмор. Если задорная самоирония веселит и улыбает, то когда это — о другом человеке, тем более, о ближнем, о друзьях, это не очень-то весело; и уже как-то совсем неприятно царапает.
Музыка «малым составом» вся оказалась превращена в этакое кантри, можно даже сказать, что побывал тут я на кантри--шоу, остросоциальном, но весёлом и добром. И меня-таки удивляет, как у Шаова получается — и покривляться, повеселить публику, и не съехать в скоморошество.

После концерта стал обладателем диска с автографом. Любопытно было понаблюдать, как он «общается с публикой», заставляя её улыбаться и тут. Например, когда стоящая через одного впереди меня в очереди светящаяся гражданочка протянула ему диск, он спросил, как её зовут, она ответила «Елена», а потом спохватилась и сказала, мол, «это диск для Романа», на что ТимурСултыныч устроил прям-таки отыгрыш, громко заявив с довольным видом: «Пишем: Роману от Тимура и Елены», на что ближний народ ответил активными одобрительными смешками, сам присутствующий здесь же Роман выказал неменьшее удовольствие. Складывается впечатление, что, как Жванецкий совсем не острит, а просто рассуждает, так Шаов — не язвит, да и не особо-то шутит, а просто может как остроумный человек обыграть любую мелочь, ныне почившее на дне реки видеоинтервью, просмотренное сразу по возвращении с концерта, только укрепило это представление. Кстати, забавно, что это они там тестируют ТимурСултанычем на иркутском сайте АиФ... Впрочем, там, всё равно, уже всё сломали.

Йехх, ну и моя любимая сказка, про звук.

Самые первые звуки, ещё от объявления, меня удивили, голос звучал ну как-то очень странно, глуховато и раскатисто, чуть ли не эхоподобно. Потом где-то к середине первой песни обнаружилось, что всё как бы хорошо: очень разборчиво, каждую ноту слышно, хоть и гулко, но при этом комфортно, что редко для наших палестин, поскольку у нас тут везде такие колонки в залах, что средние и верхние средние частоты звучат агрессивно, а гулко — это лучше, чем колюще-режуще. Более того, если говорить о комфорте, то было и не громко, и не тихо, а на мой, из самой середины зала, взгляд, совершенно точное попадание, децибелов вот буквально столько, сколько нужно. Очень позабавило, что колонки на сцене были направлены не в зал, а в стороны, точнее, в направлении боковых ходов со сцены, чем и объясняется раскатистый и глуховатый звук — зал был фактически позади излучателей. Я такого никогда не видел, о таком никогда не слышал, но не могу не отдать должное креативному подходу, по крайней мере, к борьбе с «железом и стеклом» на средних частотах. Я бы ещё мог додуматься направить колонки вверх, но задним умом понимаю, что при той высоте потолка это бы кончилось плохо, а использовать ходы за сцену и боковые проходы здания как звукоуловитель с элементами ревера одновременно — это даа :) Впрочем, посмотрев пос-фактум в интернете видео от зрителей с других концертов, увидел, что и там то же самое. Видимо, это у него какая-то «фирменная» антиутомительная фишка. Впрочем, обнаружилось, что самые высокие «цики» и «шики» приходили откуда-то сзади-и-сбоку с сильной задержкой; как я понял, это они, высокие частоты, шли из колонок куда-то за сцену, там в боковые проходы, пару-тройку десятых секунды тусовались где-то в коридорах, да вестибюлях, после чего, обогнув зал, возвращались в него через какой-то проём сзади. Уж я там вертел-вертел башкой в поисках священных врат сих, но конкретные пути этой звуковой петли так и остались неисповедимыми.


Sound Back — 1000 — DSC00812 (700x268, 57Kb)


А людей было много. Они были мягкие и расслабленные. Они сидели и, как всё мягкое, поглощали звуковые волны. Наверное, потому люди так часто в жизни не слышат друг-друга, что им для этого не хватает мягкости, а от жёстких предметов, как от бетонных стен, эти волны лишь панически отскакивают.
Tags: 2012, pix
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments