dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Category:

наШествие X.III

Частности: 1, 2, 3, 4, 5, 6.


Шерлок и Майкрофт

Итак, Шерлок Холмс — не просто горожанин, живущий сыском, а своего рода дауншифтер, который мог бы иметь всё, точнее, фактически, и имеет, но живёт в состоянии добровольного отказа, имея возможность вернуться в Свет, но по какой-то причине не делая этого, вроде, как сын корейского мультимиллионера, которому зачем-то вздумалось приехать сюда и жить тут, в соседней хрущёвке, среди гопотуры и по большей части маразматических желчных бабушек. Он легко разгадывает загадки и распутывает клубки, идёт по следу, решает головоломки, но он слаб в социальных играх, в отличие от Майкрофта, который занимается... эээ...тем, чем надо, тем и занимается, вот уж кто — действительно, игрок, настоящий, причём, по всей видимости, стратег, в то время, как Шерлок — хоть и показывает себя знатоком человеческих повадок и может рассчитать ситуативную реакцию человека на некую манипуляцию, он, всё равно, не более, чем тактик, а до стратегии подняться ему не даёт или не дало (бы) не то, что он недостаточно умён или проницателен в сравнении хоть бы с тем же Майкрофтом, а начисто отсутствующие качества игрока, необходимые для того, чтобы играть (с) людьми, а не... в шахматы... или, на худой конец, в юного натуралиста. Это даже не этическое качество, этика как таковая тут, вообще, полагаю, вторична и просто побочным эффектом проистекает из характера.

Как такое получилось. Есть такая шутка, мол, психоанализ — это способ объяснить кому угодно, что все проблемы из детства. Однако, раз портрет у нас психо-логический, бум шутить.

Итак, вот у нас присутствует семья, ориентировочно, высокопоставленная, в которой есть дитё "со странностями", но вуммное и до всяческого просвещения и эстетики охочее, входя в подростковый возраст преуспевающее в учёбе, заведении правильных знакомств, и особенно, в правильном понимании маршрутов залегания и назначения социальных жил, по которым циркулируют голубые крови, в силу чего подающее, а главное, оправдывающее неиллюзорные надежды семьи на светлое будущее, усиленные его просто эксклюзивными чертами и качествами. Однако, через 7 лет рождается второе, точно такое же, но мелкое, несерьёзное в сравнении с первым, которое, соответственно, тоже пытается проделывать все те же фокусы, которые когда-то делало первое, только теперь-то все они уже известны, а в исполнении мелкого — ещё и несерьёзны. Ко времени, когда у Шерлока только начинается сознательная жизнь, Майкрофт — уже орёл, естественно, Шерлок идёт по его следам, так же, как дети повторяют уклад, установки, выверты, слова и действия своих родителей и старших в семье. Сразу оговорюсь, что при такой-то разнице в возрасте и достоинствах старший брат как именно Старший, не особо отличается от отца, особенно, если превосходит его в чём-то значимом. Отношения с разного рода "старшими товарищами" в детско-подростковом возрасте — это, если не всегда, то в подавляющем большинстве случаев тема очень острая сама по себе, а тут есть супер-гениальный брат, надежда семьи, наследник, харизматик и всё такое, и есть какой-то несуразный подросток, который ему во всём подражает, а похожесть при неравном положении, тем более, вблизи, как правило, воспринимается как подражание. Шерлок — просто такой же, с теми же "странностями", но для окружающих он — вечный второй, вечное подражание, вечный гадкий утёнок, этакая тень своего брата. Что-то интересное утворил Майкрофт — "Молодец", а Шерлок — "Надо же, пытается быть, как Майкрофт, молодец, хороший мальчик", ага. И даже в школы с колледжами его отдают — к Майкрофту, пусть, мол, ума набирается, между тем, вот уж, кем Шерлок, действительно, восхищается, так это им, в то время, как сам Майкрофт к нему относится — ну... как к ребёнку, своей тени, своей свите, именно, что к мальчику, пусть не для битья, но для побегушек, и покровительственно-воспитательного пощёлкивания по носу, хотя и любит его тоже. В общем, Шерлок в ответ на своё обожание, поклонение и преданность получает лишь высокомерие и снисходительность, ибо он уже давно назначен чёрненьким. Кстати, то, что его не воспринимают всерьёз, касается не только семьи, но и общества: в школах-колледжах он учится под присмотром Майкрофта, в околосемейном кругу, когда Майкрофт уже показывает вовсю свои таланты на престижном и полезном поприще, Шерлок — ещё ребёнок, и в те социальные лифты (употребляю это словосочетание не совсем в том смысле, в котором принято, но понятно), в которые входил Майкрофт, он войти не может, поскольку после Майкрофта его всерьёз не воспринимают, что, конечно, имеет объяснение, но личной беде этим не поможешь; Шерлок, чтобы, наконец, почувствовать себя человеком, как только приобретает способность к хоть какому-то самостоятельному существованию, готов схватиться за любую подвернувшуюся возможность и любой ценой отделиться, даже бросить всё, лишь бы... В общем, вот. И чтобы не надо было заниматься самоутверждением, как бы невсерьёз бодаться с Майкрофтом, человеком, к которому самое лучшее расположение, за то, кто тут главный, с обществом за доступ к путям самопродвижения; ему оказывается лучше просто тихо свалить, повторяю, бросив всё, лишь бы не пикироваться и не соревноваться с близкими людьми, тем более, что это в кратко- и среднесрочной перспективе поединок безвыигрышный, поскольку Майкрофт, во-первых, старше и опытнее, во-вторых, на него работают социальные факторы, кроме того, он отличный манипулятор, метящий в начальники над людьми, и игрок, настоящий, в отличие от Шерлока.

Сейчас уже общеизвестно, что многие дети состоявшихся родителей и младшие родственники состоявшихся старших живут в состоянии боязни успеха, боясь превзойти родителей, быть более удачливыми или всяко-там-щясливыми-устроенными, в том числе и во всякой там "личной жизни", также, многие стремятся уйти из родительского дома, например, учиться в другом городе, а уж женятся и замуж выходят — ради повышения своего статуса со статуса ребёнка до статуса "полноценного члена общества", лишь бы уйти из-под влияния хоть родителей, хоть этих самых старших родствеников, в чьей тени им было суждено оказаться. Или, как и Шерлок, такие дети начинают интересоваться и заниматься теми вещами, в которых эти самые "великие" родственники — беспомощны, чтобы не находиться либо в свите, либо в сетке прицела постоянно, а лучше, не пересекаться вовсе. Так, на одном поле, если Майкрофту более по душе социальные задачи, то Шерлоку остаются естественные, всякие там науки, искусства, разного рода практики, в общем, всё то, к чему Майкрофт склонности не обнаружил. Разница в характере мышления тоже очевидна: Майкрофт держит руку на пульсе всех информационных потоков в своём министерстве, при этом не выбирая сами потоки, то есть не выбирает источники и ресурсы, а анализирует то, что к нему приходит потоком, делает выводы и ставит задачи другим людям, которые уже будут думать о решении; к Шерлоку же приходят другие люди с готовыми задачами или хотя бы с условиями, из которых надо состроить задачу, а уж характер задачи, способы решения, информация и ресурсы для решения, что надо предпринять, что где как узнать, и т.п. определяет Шерлок сам, причём, задачи его как сыщика — тоже в некотором роде социальные, но он подходит к ним исследовательски, о чём уже говорилось выше, то есть как к естественным, в которых результат — не выигрышная позиция, а экспериментально подтверждаемые данные. В общем, чистый проффриланс, как он есть, в отличие от Майкрофтовской позиции "важный человек модуль в системе на своём месте, этакий процессор, к которому подключены заданные каналы ввода-вывода информации, которые присылают ему всё, что нужно, и отводят готовый продукт и тепло. Да и сами задачи — разного рода. Для Майкрофта задачи имеют форму выводов, а у Шерлока — наоборот, форму вводных. В принципе, эти стили мышления взаимозаменяемы в рамках одного субъекта, но в любом случае, "родным" будет какой-то один. Шерлок вот может и поиграть (с) людьми, но для него это лежит в диапазоне от "скучно-и-неинтересно" до "отвратительно", а Майкрофт, как справедливо замечает Шерлок, которому тоже надо чем-то ответить на его высокомерие, может своим супермозгом творить чудеса, но только при условии, что он будет сидеть в своём кресле, а ему всё принесут на блюдечке, а как надо что-то решить и сделать самому, так он пасс.

Что касается непосредственно социальных контактов, то у склонного к социофобии Майкрофта на его уровне ситуация аналогична таковой у Шерлока, то есть равных у него как бы нет (единственный Равный, годный на роль Второго — это младший брат, которого он как равного не принимает, видя в нём лишь "мальчика"), ему тоже особо некуда деваться, а положение — обязывает быть в обществе, ведь у него там тоже Дело; и где у Шерлока есть доктор Ватсон, там у Майкрофта — клуб молчальников, соучредителем и (как минимум, неформальным) лидером которого он сам и является, недаром Шерлок для знакомства с Майкрофтом приводит Ватсона не куда-нибудь, а именно туда. Кстати, вот бы интересно было сходить в такой клуб. Долго я там, конечно, бы не продержался, ибо "А поговорить?" — это Наше вв... э...то... в общем, многое, больше — только если "послушать"; и будь я там даже один, вполне вероятно, что довольно быстро бы начал разговаривать сам с собой или, например, ритм какой отбивать или фактурно шуршать каким-нибудь иным... эээ... способом, в общем, раздражать всех вокруг, что выгнали бы сразу, если бы сам не сбежал раньше. Но всё равно, интересно. Особенно, в варианте, адаптированном для наших дней. Хотя, вероятно, молчание не означает тишины, но и наушники там, подозреваю, были бы категорическим моветоном.

Специально просмотрел рассказы, в которых фигурирует Майкрофт. У Дойла этот жизненный путь юного Холмса и взаимоотношения братьев впрямую не представлены (за исключением информации о том, что Шерлок в любой момент может обратиться за помощью к Майкрофту, а Майкрофт не сдаст его врагам, даже если одни враги вокруг, А Майкрофт к Шерлоку — только, если всё уже и так пропало, на "а вдруг мой мальчик, и правда, что-нибудь, да и разрулит", хотя справедливости ради стоит отметить и то, что Майкрофт так же, как и Шерлок, уверен в том, что брат его не подставит абсолютно ни при каких обстоятельствах). Советский же фильм формально очень далёк от оригинала, и рассуждения на его основе необходимо сопровождать определёнными оговорками, посему, в качестве такой оговорки отмечу, что хронологию жизни Шерлока почитатели, зачитатели и перечитатели составили, всё-таки, исходя из текстов, ну а уж к ней — почему бы не приплести и советский фильм... Так вот, в советском фильме "семейная" линия взаимоотношений двух братьев, тянущаяся из детства лишь обозначена, зато пусть и мелкими, но выразительными штрихами.

В первый визит для знакомства с Майкрофтом Шерлок приводит Ватсона в вышеупомянутый клуб молчальников, в разговорную комнату. Там происходит символический демо-поединок братьев, без предварительных условий, договорённостей, озвученных правил и пояснений, при этом Шерлок не демонстрирует явного восхищения, ибо всё уже сказано раньше, и вообще, держится сухо, ни одного лишнего слова, движения и т.п., более того, его задача — продемонстрировать Ватсону возможности Майкрофта и его, Майкрофта, неимоверную крутотень, а себя он просто ставит рядом в качестве хорошо известного Ватсону объекта — для сравнения. Сам же Майкрофт выражает снисходительность и пренебрежение: "детей, мой мальчик, детей...". Шерлок проглатывает всё это невозмутимо, как должное, но вот предложенное братом дело о защите неосторожной юной фаворитки он принимает с, пусть и молчаливым, но ликованием — как оказанную честь: Его, наконец, заметили и признали в своём самостоятельном качестве. Для него это не просто новое дело, драгоценное и долгожданное принятие, это символическая встреча братьев, которой он ждал и добивался, может быть, всю свою самостоятельную жизнь, тратя даже не на то, чтобы доказать Майкрофту, что он — самостоятельная личность, а на то, чтобы просто с ним вот так символически встретиться; и теперь — пусть Майкрофт снисходительно относится к его занятию и образу жизни, но он признал хотя бы то, что в этом занятии Шерлок — состоялся как отдельная личность, и теперь уже и Шерлок — не "мальчик", и сам Майкрофт — "тот самый гениальный старший", а просто брат обращается к брату за помощью.

А во время второго визита Шерлок демонстративно отчитывает брата, хотя исключительно потому, что это-де надо для дела, но вкладывает в это дело чуть больше души, чем, если бы, и правда, только для дела, зато у него есть "железное алиби" — на ДЕЛО всегда можно сослаться, пусть это и никогда не понадобится — то, что в ДЕЛЕ он — дока, Майкрофт уже признал, стена разрушена, назад не отыграешь.

Однако, в обоих случаях никаких разговоров с Майкрофтом не происходит, всё идёт молчаливо-подковёрно, они ни о чём не договариваются, ничем не делятся и ничего не обсуждают. Ничего. Никогда. А что они делают с Ватсоном? — Да разговаривают! Постоянно!


Холмс, Шерлок. -&- Мориарти, процесфессор

Итак (по отечественной логике), символическая встреча Шерлока и Майкрофта состоялась. Но даже она, хоть и разрушила стену неравенства, не привела к возникновению какого-либо личного диалога и складыванию хоть какого-то общения. Зато с кем уж хватает общения — это с Своим Другим в лице Ватсона. Дело в том, что дополняющая дружба и дополняющее общение — штука нетрудная в поддержании и неопасная в неисправности, если зоны компетенции, влияния разделены, то партнёры, даже становясь в чём-то по разные стороны баррикады, не превращаются в соперников друг для друга. А вот дружба, общение, да и любые отношения в классе альтер-эго — штука острая, требующая абсолютной безопасности и доверия, поскольку стоит двум одинаковым, с одинаковыми сильными, слабыми и уязвимыми местами войти в противостояние, как они оба оказываются в ситуации совершенной незащищённости друг перед другом, соперничество же способно возникнуть на любом самом ровном месте, и коль оно возникло, это уже проблема, которая обязательно требует осознанного решения. Это, можно сказать, одинаково важно, как представления структуры взаимоотношений Шерлока, как с Майкрофтом, так и с Мориарти.

Враг и Учитель.

Как известно из уже упоминавшегося досье, с Мориарти Шерлок учился, следовательно, знаком с ним давно и хорошо знает, что это за тип, более того, он даже поместил этого профессора в свою картотеку, хотя до последнего момента ничего такого особенного на него не имел, стало быть, о профессоре лично он что-то самое главное понял ещё давным-давно. Далее, Ватсону он рассказывает, что давно замечал, что преступным миром как бы управляет некая организующая сила, но не мог ухватить, что это за сила, и тут — выяснил, вернее, ему выяснили. Самого Мориарти он описывает как паука, который зацепился за огромное количество нитей преступного мира, все их контролирует, отслеживает и анализирует все сигналы, по ним приходящие, и через это координирует действия организованной преступности. А не тем ли самым занимается Майкрофт, только не в преступном мире, а в своём МИДе и, наверняка, в смежных структурах госуправления, включая, между прочим, разведку?.. Однако, то же самое: тоже своего рода супермозг, та же опора на анализ данных и нестандартные орг-решения, и у Шерлока — вызывает то же стремление держаться подальше, ведь он мог пойти вверх и по линии обучения, ибо способностями талантами, мягко говоря, не обижен, но предпочёл бродяжничество с театром. По сути, Мориарти для Шерлока — это ничто иное, как фигура, аналогичная Майкрофту по масштабу и противоположная по знаку. Шерлок готов бросить всё, только бы не жить свою жизнь в качестве бледной тени Майкрофта, готов без какой-либо определённости тратить свою жизнь и безропотно ждать той самой встречи с ним, и уж лучше умереть самому, чем бросить ему вызов и ещё хуже — его победить. Также, Шерлок готов бросить учёбу и связанные с ней амбиции, чтобы не иметь дел с Мориарти, который, кстати, всего на год старше Майкрофта, они похожи даже в этом, а вступив с ним в противоборство, считает просто необходимым уничтожить его, даже той же ценой — собственной жизни. Перед ними обоими Шерлок, этакий street-smart как это будет по-русски мягко говоря, не отличающийся астеничностью человек, теряет ценность себя и самой собственной жизни, вплоть до фактического паралича воли, с той лишь разницей, что один — настоящий Образец, а другой — настоящий Враг. Эта линия очень детально показана в советском фильме: начинаются самоуспокоения, мол, "если я погибну, но тем избавлю мир от такого опасного типа, можно считать, что я жизнь прожил не зря" и какие-то беспорядочные, бестолковые действия: при попытке уйти крышами — роняет какую-то дрянь, в результате чего следящие за ним понимают, что он задумал; скрывается от Мориарти, но садится в тот же поезд, что и Ватсон, видит, что Мориарти сам, собственной персоной, бродит по вокзалу в его поисках, то есть не имеет резерва в виде команды головорезов, и всё равно, продолжает считать, что он обречён... Короче, он просчитывает каждый следующий шаг Мориарти, но в душе уверен, что он УЖЕ проиграл и УЖЕ обречён; голова ещё работает, но на автопилоте, по привычке, приучена думать — вот и думает в то время, как в душе её хозяин, автор и менеджер — уже сдался, он — не то, чтобы не сомневается в превосходстве Мориарти так же, как никогда не позволял себе усомниться в превосходстве Майкрофта, он сломался, и — всё. В качестве аналогии, ну не совсем аналогии, но более яркой иллюстрации мне приходит на ум сцена из моэмовского "Театра", где главная героиня, актриса, переживая какой-то там личный драматический момент, попутно подмечает детали собственного поведения, жесты, слова, выражение лица, положение, наклон головы, бросает взгляды в зеркало, смотрит на себя, анализирует, запоминает, поскольку возможно, потом это ей пригодится на сцене. Не потому что она, на самом деле, не переживает свою драму или переживает как-то не по-настоящему или, вообще, играет, а потому что голова ТАК работает, учится всё время, независимо от всякого там душевного состояния. Вдогонку вспомнил менее показательную в плане встроенного в голову профессионального подхода, но более близкую к теме сцену из "Семнадцати мгновений весны", где Мюллер даёт указание снять отпечатки пальцев со стакана, из которого пил Штирлиц; при этом он ни в одном глазу Штирлица не подозревает, даже и близко ни о чём таком не думает, просто сама внутренняя логика, рутина проводимой им на тот момент операции предусматривает одинаковые действия по отношению ко всем, в том числе и к Штирлицу; оттого и результат для Мюллера совершенно неожидан, настолько, что если и не застаёт врасплох, то удивляет — сильно. С Холмсом, попавшим под гипноз своего представления о Мориарти, происходит такое (широко известное в наши дни) дело: человек может даже деградировать как личность, например, спиватясь, но при этом долго, целыми десятками лет по инерции "ехать" на инстинктах и профессиональных навыках, и со стороны, и даже изнутри, вплоть до самой финальной стадии будет казаться, что ничего не происходит. (Стоит заметить, что беспорядочные действия Холмса в аффекте кажутся осмыслеными не только ему самому, но и тому же Ватсону, а когда всё кончается, и Холмсу удаётся перевести дух и вдоволь побродяжничать, он придумывает себе все нужные рационализации для того, чтобы не уронить марку, чем и полностью закрывает тему.) Просчитывая шаги Мориарти, то есть зная, что тот предпримет, Холмс, хотя его голова всё ещё выполняет какой-то анализ и просчитывает какие-то варианты по инерции, не пытается перехитрить, обыграть, перехватить инициативу, а делает всё, чего от него ждёт Мориарти, и отдавая себе в этом отчёт, буквально "идёт на заклание" — покорно, обречённо. Ещё спрыгнув с поезда и увидев, куда едет Мориарти на машине, он — идёт туда же, зная, что его уже обнаружили, за каким-то чёртом прётся на гору к водопаду, а поняв, что "дуэли" не избежать, отсылает Ватсона вниз вместо того, чтобы организовать себе прикрытие, с чем военный человек бы мог неплохо справиться; и зная о том, что Мориарти, как, впрочем, и он сам, питает страсть к разного рода театральным шоу-эффектам, не находит ничего лучшего, чем ПОДЫГРАТЬ ему, и только на каких-то задворках сознания, подобных периферическому зрению, присматривает себе расщелину в скале, ну вот просто на случай "а вдруг Мориарти упадёт", ну, сам возьмёт и упадёт, или, скорее, это именно его голова работает на автомате помимо сознания... Сознание к нему возвращается, когда он видит Морана, лучшего стрелка и полковника, а когда Мориарти-таки срывается и летит вниз, к нему, ещё миг назад уверенному в собственной обречённости, мгновенно возвращается и разум, и воля, и дальше он, хоть и с риском, но хладнокровно разыгрывает всё, как по нотам. Он может позволить себе, не потеряв лица, проиграть свою жизнь самому гениальному злодею Мориарти, настоящему Майкрофту своего чёрного дела, но кому-попало, тем более, какой-то шестёрке, этому жуликоватому сапогу Морану — проиграть ХОТЬ ЧТО-ТО — это просто возмутительно, как неспортивно.

Всё, теперь он — свободен!
Свободен ото всех призраков своего альтер-эго! И от безнадежной снисходительности и непринятия светлого Майкрофта и комплекса бледной его тени, и от дамоклова меча отложенной развязки тревожного собственного неприятия тёмного Мориарти, Врага и Учителя, в которого он, Шерлок, обязательно бы превратился, брось он вызов брату.

Теперь осталось ещё одно.
Только одно.
Всего одно.

___________


PS: А специально для особо отличившихся любителей эксцентричного перевода: "Мориарти" — это, если не "мёртвое искусство", то уж "искусство смерти", а при уточнении — "искусство нести смерть", дальнейшее же наведение резкости может привести к "искусник в несении смерти". И ни разу не "мёртвый художник :D Так-то.


Частности: 1, 2, 3, 4, 5, 6.
Tags: 2012, ШаХ
Subscribe

  • Анкетки...

    ... а пока все летели, ползли, плыли и шагали навстречу Великому Космосу, Гиена_Огненная (из li.ru) разбрасывалась анкетами, и мне перепал кусочек,…

  • встречно

    Некоторое время назад, когда осень уже пришла, а снег – ещё нет, в чате в процессе разговора образовался экспромт, который, впрочем, тут же…

  • дата. Подпись: Ваша Ошибка

    «Здесь могла быть Ваша ошибка», – выдаёт система сообщение пользователю, предлагая единственный вариант реакции «ОК» – сделать эту ошибку.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments