dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Патч 22011

Сказала добрая мачеха Красной Тапочке: вот тебе, доченька счётчик Гейгера на удачу, это наш семейный талисман, иди, дорогусенька, в этот прекрасный зимний лес тёмной ноченькой, чтобы тебя никто не заметил и за тобой не пошёл, зайди куда подальше, найди там себе прекрасную сказку и останься в ней навсегда. "Уррааа!" — воскликнулла послушная девушка: "Меня ждёт прекрасная сказка!" — и вприпрыжку направилась в лес под мерное ворчание семейного талисмана. День идёт, два идёт, и ничего... "Хоть бы какой завалящий серый фолк попался, чтоли..." — разочарованно вздыхает Красная Тапочка, да и ночь за три дня никак не кончается, только меняет цвет — то чёрная, то белая, и то из-за того, что Луна меняет яркость... Эх, нет в жизни щястья, верить никому нельзя..." — чем дальше, тем больше сокрушалась юная леди: "Вот разве, что dpmmaxДоктор Макс... он бы что посоветовал, он один такой на свете... ээхх..." — И вот в один прекрасный момент, когда ночь, как казалось, в последний раз почернела, сквозь пелену девичьей безнадёги и уныния забрезжил, а может, засверкал какой-то огонёк. "Эттто что ещё за золотой ключег?!" — вспылила Красная Тапочка, гневно выдавливая из своего организма последние остатки адреналина, и нехотя, ничего особенно не ожидая, направилась к огоньку. Вышла на поляну. На поляне было теплее, чем в лесу. Посереди поляны в полтора человеческих роста возвышался куб из прозрачного материала, внутри которого горел костёр; вокруг него в полупрозрачных креслах, зависших в воздухе, сидели 12 странных людей, сосредоточенно стучащих по клавиатурам раскладных ноутбуков, то и дело бросая быстрый взгляд на 3D-костёр внутри куба.
— Кто вы такие?! Что вы тут себе позволяете делаете, в моём лесу?! И куда вы тёмные-никчёмные существа дели мою прекрасную сказку?! — взвилась-было Кровавая Мери Красная Тапочка. В ответ двенадцать тёмных личностей разом отложили свою технику, встали с кресел, после чего кресла стали на манер воздушных шариков покачиваться в воздухе. Личности слегка поклонились и представились по очереди:
— Январь.
— Февраль.
— Март.
— Апрель.
— Май.
— Июнь.
— Июль.
— Август.
— Сентябрь.
— Октябрь.
— Ноябрь.
— Декабрь.
Все сели.
— Мы месяцы, — заговорил Январь, — Программисты. Мы создаём Код.
— Какой Код? — растерялась юная леди.
— Экзистенциальный Код, управляющий движением материи.
— Чего-чего движением? — ухмыльнулась юная леди, всегда недолюбливавшая философию.
— Материи.
— Вот прямо так уж и всей материи?
— Не так уж и прямо, но всей, — передразнил кто-то, из-за куба, — раньше мы писали непосредственно сам Код, буквально для всего, но теперь есть экзистенциальные языки более высокого уровня, разработана концепция вселенной как текста, поэтому сейчас всё несколько проще. Вот видите Шар, показывающий 3D-костёр?
— Шар? — опешила Алиса девушка, — почему шар, он же квадратный!
— Это метаплазменный трёхмерный монитор нашего вычислительного центра и заодно дебаггер, мы запускаем в нём написанный код и по огню читаем, как работает программа, ошибки исправляем перед тем, как запустить на реальной вселенной. А Шаром мы его так, в шутку называем, знаете, как у гадалок — будущее видно в хрустальном шаре; вот у нас ведь он тоже в некотором смысле будущее показывает, только в тестовом режиме.
— А мне вот всегда, с детства, хотелось знать, — попыталась сменить тему, неуклюже переводя стрелки на собеседников, сказочная прынцесса, далёкая от экзистенциального программирования вселенных, — а почему это у всех месяцев, даже у вечно усталого декабря, вечно пьяного января и дачно-лентявого мая рабочая смена по 30-31 день, а у февраля — каких-то 28, это что за дискриминация такая?
— Мадемуазель, — вздохнув заговорил Август, — Ваши познания в календаристике оставляют желать лучшего. Дело в том, что год только виртуально начинается с Января, это объясняется структурными особенностями нашей системы, но аппаратный год начинается с Марта. Февралю же достаётся ворох годовых отчётов, статистика ошибок и утечек, разработка черновых планов на следующий год, это куча ответственной нервной работы, причём, заметьте, в самых неблагоприятных метеорологических условиях. Такого никто не выдержит...
— Ах-ах, какие мы тонкие и нежн... — Красная Тапочка попыталась перехватить инициативу и пустить разговор по своему сценарию, но Август, как будто не заметив этого, спокойно продолжил:
— Поэтому у него короткая смена. — Он наклонился чуть вперёд и Красная Тапочка увидела его седую голову, ей даже чуть не стало стыдно, но он так приветливо улыбнулся, — но февральские дни не пропали впустую: их отдали мне, поскольку практически все хотят продлить лето, а это у меня получается, пожалуй, лучше, чем у других.
— Дааа — мечтательно протянула девушка, — я тоооже люблююю лееетааа... — и поёжилась. — А что это у вас так холодно, ведь весна уже, а как будто ничего не изменилось?
— Ну... Гхм... Были проблемы... Не до того было... — встрял молчаливый и явно усталый Март.
— Вы хотите сказать, что вместо того, чтобы включить весну, вы решали какие-то свои проблемы? — снова начала задираться девушка.
— Зря иронизируете, юная леди, — послышался голос Декабря, — проблемы общие. Он патч писал.
— Что ещё за патч?
— За предыдущие четыреста тысяч лет кумулятивная ошибка в рассчётах движения космических тел, допущенная ещё в древности, выросла до таких масштабов, что грозила уронить Луну на Землю. Представляете, что было бы, если бы это произошло?
— Ааа...эээ...эээ...
— Так вот, он, — Декабрь махнул рукой в сторону Марта, — писал патч для системы астрономической безопасности, корректирующий траектории движения планет. Еле успел.
— А, так вот откуда все эти цунами, да землетрясения, — прынцесса постаралась придать себе многозначительность.
— Да, и это ещё легко отделались, — зевнул полусонный Май.
— Да, и весны в этом году не будет, — передразнивая только что явленную женскую многозначительность, бодро заявил Апрель.
— Как это не будет?.. Почему это?.. — растерялась ночная гостья, — теперь — всё, вечная ядерная зима чтоли?
— Да нееет, — заулыбался Март, — мне ещё полтора часа осталось, закончу всё, а дальше — смена Апреля, смотри, какой он у нас довольный, он инициализирует сразу лето. Да Вы вот присаживайтесь, присаживайтесь, — рядом с девушкой откуда ни возьмись появилось покачивающееся в воздухе кресло, такое же, как у месяцев, и ещё столик, — чайку горячего выпейте, угощайтесь, юная леди, мы уж — чем богаты... а то офис всё-таки.
— Спасибо, как хорошо... — девушка села. — А позвольте спросить, — сказала она, — а как же земной март, ну там первое птичье щебетание наперебой, сосульки, ручейки, подснежники, коты и человеческие любовные приливы, наконец?!.
— Не переживайте за это всё, всё это будет, просто случится очень быстро, — успокоил Апрель, — всё быстро растает, высохнет, разве, что небольшие неудобства для сельских жителей, плюс ветра, наводнения, которые, впрочем, и так каждый год бывают, но всё это мелочи по сравнению с тем, что, уже точно, удалось предотвратить.
Дальше все стали пить чай, с какими-то нехитрыми, отсюда неразборчивыми угощениями, и несмотря на то, что внешне вокруг была ещё совершенная зима, у столика у трёхмерного костра было тепло и уютно. Только Март остался на своём месте и что-то доделывал.
Внезапно плазменное пламя 3D-костра в Шаре изменило цвет, поднялся ветер, началась пурга, потом костёр разметался, огонь исчез, по внутренней поверхности монитора побежали электрические дуги, в небе появились "падающие звёзды", они проносились в разных направлениях, оставляя в воздухе недолгий, но отчётливый, как на люминофоре, светящийся след...
"Чёрт, чёрт, чёрт!" — закричал Март, вышел из строя коммуникационный центр в Японии, толи его накрыло цунами, толи вырубили питание!". Тут все попрыгали назад, на свои рабочие места.
— Резервный коммуникационный центр!
— Неисправен!
— Новый!
— Не закончен!
— Связи нет.
— Что всё это значит?!.
— Программа заканчивается через 4 минуты, после этого Реактор автоматически остановится, и вот тогда, точно, настанет ядерная зима!
— Какой кошмар, мы все умрём, а я так и не нашла свою волшебную сказку!.. — запричитала прынцесса.
Среди общей суматохи Июль вдруг услышал еле-еле разборчивые, но знакомые сигналы, это были сигналы от пульта управления лунным Реактором, с которым ему приходилось иметь дело в точках температурных пиков, когда в любой момент могло понадобиться ручное управление. Решив, что ему показалось, но на всякий случай спросил у Января, своего коллеги по экстремальным температурным режимам:
— Ты ничего не слышишь?
— Да нет вроде, а что?
— Толи мне показалось, толи я слышал сигнал пульта управления Реактором.
— Да ну? Его ж два тыщулета, как потеряли, что, он бы с неба прилетел чтоли... Брось, быть не может... — махнул рукой Январь.
— "Коли шансы на нуле, ищуть злато и в золе", — пробурчал Июль всплывшую в памяти строчку из какой-то древней притчи и командным голосом выдал: "Внимание, все — тихо, фокус на акустику!". — Переполох прекратился, все замерли.
— Январь, теперь слышь!
— Да. А где это?..
Оказалось, что эти звуки издавало ничто иное, как взбунтовавшийся счётчик Гейгера в рюкзачке Красной Тапочки.
— Что это с ним? Он никогда не издавал таких звуков, — сказала девушка, — это совсем не похоже на счётчик Гейгера.
— А это и не счётчик, сказал Июль, это пульт управления лунного Реактора, и сейчас он подаёт сигнал тревоги.
— Вы говорите "никогда не слышала", а у Вас эта штука давно? И вообще, откуда она у Вас? — встрял Октябрь.
— Да сколько себя помню, — сказала девушка, — это наш семейный талисман, он уже много поколений передаётся по наследству в нашей семье.
— В Вашей?! Семье?! — нетерпеливо переспросил Апрель.
— Да, а что такого? — непонимающе удивлялась прынцесса.
— Тогда возможно, мы спасены, вот, что! Подними его над головой.
— Так?
— Да, теперь сориентируйся на Луну.
— Так?
— Подходи к монитору.
— Куда?
— К Шару!
— И что?
— Ничего. Чёрт... Не работает, давай всё то же с другой стороны.
Тут электрические дуги, блуждавшие по поверхности Шара, исчезли, точнее, слились в одну — протянувшуюся между ним и девушкой.
— Ну всё! — прочеканил Апрель.
— Что всё?! — испугалась Красная Тапочка.
— Ты — сверхвысокочастотный гипертрансмиттер! А этот твой талисман активирует твои торсионные функции, при достаточном подводе энергии мы с твоей помощью сможем передать Код. Все, быстрее открывайте Шар! — скомандовал Апрель, и месяцы занялись разборкой их огненного монитора. Когда оболочка была снята, Апрель скомандовал:
— Залезай!
— Чего?
— Залезай внутрь!
— Нет, я не...
— Не боись, это не надолго, всё будет хорошо, у нас есть почти минута! Вперёд! — прокричал Апрель, гостья забралась на место, где был установлен Шар, месяцы поставили оболочку на место (теперь она была внутри), и уселись за свои ноутбуки. Начался обратный отсчёт.
20.
19.
18.
17.
Ветер усиливался. Видимость упала практически до нуля.
16.
15.
14.
13.
12.
Внутри Шара появилось и начало нарастать свечение.
11.
10.
9.
8.
— Так, ребята, монитора у нас нет, поэтому действуем вслепую! — сквозь шум ветра едва пробивался голос Апреля.
7.
6.
На Шар стало невозможно смотреть.
5.
4.
3.
Вокруг стало горячо, свет стал таким ярким, что уже никуда смотреть было невозможно, каждый держал палец на кнопке, только бы нажать в нужный момент, всё было готово.
2.
1.
0. — Бдащщщ!
Раздался небольшой взрыв, Шар разлетелся на осколки, осколки осыпались на землю, в небо, оставляя дымный след умчалось что-то яркое, и в тот же момент всё погасло и стихло. Замерло. Всесильная тишина поглотила всё. Где-то через минуту пришёл в себя Апрель. Это был его звёздный час, потом стали приходить в себя остальные. Март подошёл к месту, где раньше был Шар, вокруг которого теперь валялись только осколки его прозрачной оболочки, вытащил гостью, усадил на кресло. Тут и она стала приходить в себя.
— Где я?
— В лесу, на станции экзистенциального управления вселенной.
— Да? А что я здесь делаю?
— Ты только что спасла мир.
— Ну и как? Как я докатилась до жизни такой? — уже с усмешкой спросила она у Марта.
— Как-как... А вот так, ёкарный бабай! С первым апреля тебя, звезда ты наша негасимая! — Все засмеялись. — Пошли чай пить...
В голове у Красной Тапочки шумело, мысли путались, и она растерянно спросила: "И что, а как же моя волшебная сказка? Где же моё щястье и прочие 333(3) удовольствия?"
— Всё уже там, в Коде — ответил Апрель, подмигивая и поднимая указательный палец вверх.
— Слушай его, слушай... — хмыкнул Март, это и твой и его звёздный час, он вступил в свои права, и у тебя всё будет.
— А где? А когда? — не унималась въедливая гражданочка, у которой от успеха проснулся, как минимум, азарт, и уже начали пробуждаться дремавшие в глубинах подсознания аппетиты и притязания.
— Сейчас мы ещё попьём чайку, — многозначительно протянул Март, — а потом ты пойдёшь назад, в свой посёлок, домой... и всё найдётся...
Пока они чаёвничали, Код перевёл лунный Реактор в летний режим, Луна раскалилась — и наступил день, первый летний день в этом году, и хотя признаки вчерашней зимы ещё бросались в глаза, всем уже было очевидно, что это — ЛЕТО.
Красная Тапочка шла домой, как и прежде, пешком. К концу первого дня прошёл последний, прощальный и мокрый, радиоактивный снег, облучивший её родной посёлок, отчего посёлок мутировал в большой город. А под конец второго дня, когда она уже подходила к городу, прошёл первый по-настоящему летний радиоактивный дождь, от которого город ещё раз мутировал и превратился в Город Сказочный, и как только её нога в первый раз ступила на тротуар, началась Её Волшебная Сказка.
Tags: 2011
Subscribe

  • ''Говорятмыбякибуки'' — Упопабыласобака

    "Говорят, мы бяки-буки," но всё это враки-трюки, байки-басни, сплетни-слухи, нарратив, дискурс и яд, выдаваемый за вести, мы - одни, а их — по…

  • Письма на ветер

    Он — остывший романтик, артист и предмет пересудов; и поэт, пусть не гений, но всё ж, у него есть секрет: его собственный ангел, хранитель,…

  • Яблоко, ТЫблоко, Облако и Небесная Сеть

    В эпоху, когда персональные компьютеры появились лишь номинально, практического применения им ещё не было, и пиарщики просто не знали, под каким…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

  • ''Говорятмыбякибуки'' — Упопабыласобака

    "Говорят, мы бяки-буки," но всё это враки-трюки, байки-басни, сплетни-слухи, нарратив, дискурс и яд, выдаваемый за вести, мы - одни, а их — по…

  • Письма на ветер

    Он — остывший романтик, артист и предмет пересудов; и поэт, пусть не гений, но всё ж, у него есть секрет: его собственный ангел, хранитель,…

  • Яблоко, ТЫблоко, Облако и Небесная Сеть

    В эпоху, когда персональные компьютеры появились лишь номинально, практического применения им ещё не было, и пиарщики просто не знали, под каким…