dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Categories:

Я тут телингвидение 3. Имена удивительные

Пальто.
Говорить о "пальто" особо нечего, кроме того, что это имя удивительное – заимствование из польского, в котором оно вполне-себе обычное, даже заурядное, существительное, склоняемое и исчисляемое, а у нас же для него "свой путь", иначе – что это за мир такой?!. – Где возвышенная утончённость прекрасного, прекрасная возвышенность утончённого и утончённая прекрасность возвышенного?!.. И где теперь потоптаться слону развернуться грамотному и высококультурному снобу человеку? – Нет, Зелёный, это не наша планета, ведь наш мир – удивительный, и имена в нём удивительные. Ведь "кофе" – это, конечно, бомба, но как ни крути, всех не накрывает. Но проблема имён удивительных имеет место быть (кстати, на фразе"имеет место быть" рьянограмотные потоптаться вполне могут, что, впрочем, и делают с регулярностью, достойной лучшего применения).

Вообще, слово "пальто" электроСМИ как-то не вспомнили, в топах его не было, поэтому его я взял, можно сказать, для проформы – как "информационный повод" поднять тему имён удивительных, несклоняемых заимствований, буквально вихри которых в последнее время обрушиваются на русскоязычное ментальное пространство с такой силой, что создают, на мой взгляд, далеко не безвредные турбулентные завихрения во многих неокрепших неавтономных медиапотребительских мозгах.

Итак, окончание в русском языке – изменяемая морфема, часть слова, посредством которой функционирует парадигма склонения. В силу отсутствия морфологически тождественной парадигмы в других языках изначально у любого заимствуемого слова эта морфема отсутствует, поэтому при заимствовании слова происходит его морфологическое переразложение (хотя правильнее: разложение и последующая пересборка), в процессе чего оно обретает и в результате получает весь необходимый для вхождения в язык морфологический ассортимент (склонение, спряжение, число, притяжательные формы, деривация частей речи) придумывается носителями языка "на ходу" и "как придётся", исходя из имеющейся речевой компетенции (опыта, привычки, интуиции и здравого смысла). Если это "вращивание" иностранного слова в язык осуществляется носителями языка стихийно или предлагается адекватным специалистом, оно членится на морфемы так, что весь морфологический набор генерится по максимально продуктивной фонетически для этого слова модели, то есть получается таким, с каким оно наиболее гармонично вписывается в язык; а если этим делом занимаются рьянограмотные пуризиты, исходящие из шаманского принципа "настоящее лекарство должно быть горьким", применённого к языку и выглядящего как "настоящая грамотность должна быть идеально-архаичной, как в мёртвом языке, и разумеется, она для избранных", получаются всякие выкидыши высосанные из пальца неудобоваримости типа кофе, пальто, фОльги, мАркетинга, полока и брелока. А ещё – оказывается, у них есть такое блюдо "рожки", и эти рожки, по-моему, нечто уже настолько откровенно маразматическое, что ни творогу, ни творогу и в подмётки не годится.

(В качестве удачного примера варианта, предложенного специалистом, можно привести слово "интернетный". Вначале было слово не было слова, ибо прилагательное от слова "интернет" долго и упорно пыталось стихийно самозародиться из ветра перемен, но это никак не выходило. И в разброде был народ и шатании (в основном, среди трёх 'интернетовских', 'интернетских' и 'интернетовых' сосен), потом в один прекрасный вечер на одном центральном радио, а через несколько дней и на другом центральном телевидении лингвист, приглашённый на интервью, в качестве примера чего-то-тама озвучил проблему и предложил самый простой, лежащий на поверхности вариант, мимо которого проходили все. Предложение оказалось столь удачным, что иные варианты с тех пор, можно сказать, вышли из употребления, хотя слово "интернетовский" иногда употребляется применительно к сетевым знакомым и адресам сайтов.)

Так вот, возвращаясь к пресловутым именам удивительным... Есть слова, фонетическая конструкция которых такова, что вышеописанная пересборка в соответствие со строем "нового" языка в процессе заимствования затруднена. Основных затруднений здесь два.

Нумэр раз будет у нас "перекрёсток". Он же – морфологическая двусмысленность: равносильное ассоциативное тяготение морфологической основы заимствования сразу к нескольким категориям, например, родам, а следовательно, и моделям словообрадования. Например, "инь" и "янь" пригодны для склонения хоть по женскому (третье склонение), хоть по мужскому/среднему роду (второе склонение), а факторы выбора – экстралингвистические, причём, ситуация выбора довольно сложная: с одной стороны, это сочетание разнородных элементов, одно мужское, другое женское, но с идентичной фонетикой; то есть фонетика и то, что в русский язык это сочетание входит в качестве единого мема, требует единообразного склонения, а разная родовая принадлежность частей – разного. С другой стороны, цельность мема "инь&янь" тяготеет к среднему роду, но в нём актуальное членение и раздельное употребление составляющих мема в речи блокируется. Кроме того, думаю, я не один такой из носителей русского языка, кто был не в состоянии запомнить, где право, где лево что – инь, а что – янь. Сейчас разрешение этой шарады, вроде, найдено – убран у яня мягкий знак, оно неидеально в поэтико-эстетическом плане, но остроумно, если не сказать "эффектно" в функциональном: отсутствие мягкого знака в конце однозначно относит элемент "ян" к мужскому роду, из чего отнесение "инь" в этой оппозиции к женскому следует автоматически, а чёткая родовая идентификация составляющих позволяет использовать множественное число, когда речь идёт о двух сущностях отдельно, и единственное число среднего рода, когда речь идёт о парадигме вцелом. Побочно, открывается плодородное поле для выращивания эвфемизмов, спрос на которые, когда заходит речь о мужском и женском, неисчерпаем.

Проблема типа "перекрёсток" возникает из-за большего, чем необходимое, количества возможных решений и при достаточном запросе в каждом отдельном частном случае ситуация рано или поздно разрешается.

Нумэр цвай будет у нас зваться "тупик". Разница с "перекрёстком", думаю, понятна из названия. Если на перекрёстке достопочтенный турист стоит, как тот осёл, не зная, какую из сторон света ему осчастливить своим драгоценным вниманием, то в тупике не представлено ни одной стороны света, выбора нет, никуда дороги нет. Адекватные ассоциативные тяготения отсутствуют, а окончание очевидным образом указывает на какой-нибудь заведомый абсурд, то есть оказываются попросту этаким грамматическим флудом. Речь – функция, в высокой степени автоматизированная, и острота когнитивного диссонанса, вызванного отсутствием нужного алгоритма в нужный момент, такова, что чаще всего заставляет носителя языка просто прикинуться шлангом отказаться разрешать это противоречие, оставить всё, как есть – и вот, очередное имя удивительное готово.. Самым распространённым случаем тупика мне представляются все, до одного, заимствованные слова (в том числе и имена), оканчивающиеся в единственном числе на "и" (что в русском языке указывает на множественное число), например, "леди" "киви", "колли", "колибри", ну и имена и названия, коих вагон, воз и ещё тележка; аналогично положение дел со словами на "у/ю", что в именительном падеже указывает на винительный падеж первого склонения, дательный второго и творительный третьего, чем вводит систему в третье состояние "ноу-хау".

В тупике русскоязычный заимствователь оказывается со многими словами, оканчивающимися на "о" и "е", например "авокадо" "кино", и всё то же "кофе". В эту же категорию рьянограмотные эстеты-пуристы пытаются сплавить и "пальто", однако здесь есть загвоздка: если существительные, оканчивающиеся на "и" просклонять просто невозможно все, то на "о" и "е" – только некоторые. Тупиковое положение обусловлено именно случаями фактической невозможности их просклонять, а никак не тем, что какой-то пуризит запретил, заявив, что, они, мол, несклоняемые потому, что склонять их – неправильно, безграмотно, и вообще, вульгарно-аморально-пагубно-безвкусно-некультурно-фффииии. (А то получалось бы: почему они несклоняемые? – Потому, что их склонять неправильно? – А почему склонять их неправильно? – А потому, что они – несклоняемые, ну и там далее, соответственно, вся из этого вытекающая упопабыласобака...) И если "леди киви", "дао", "кофе" и всякие "Бреслау-Дахау" – и правда, фиг-просклоняешь, то какое-нибудь "авокадо", "пальто" и "пано" для склонения вполне пригодны, но первое – неактуальная экзотика, а второе – один из столпов лингвосоциального пуризитизма в России, а уж пуризиты своих бастионов не сдают, ага; :) а к третьему – просто легко привыкли, чай почва подготовлена всякими польтами :D
Тем более, что, хоть жареные ужасы и показывают в кино, истина-то, всё равно, в вине.

Ещё, поскольку английский в школе учили практически все, по крайней мере, на уровне знания о том, что в нём "s" – окончание множественного числа, со склонением иностранных слов, оканчивающихся на "s", в наше культурмультурнообменное время тоже возникают затруднения это такой компромисс между "тупиком" и "перекрёстком", когда вроде и тупик, но из него есть лаз, он узкий кривой тайный и тёмный, зато ведёт в аккурат в вожделенную чужую колею. От тупика здесь то, что окончание "s" опознаётся и как окончание множественного числа (из английского) и как окончание единственного числа мужского рода (уже русское); а от перекрёстка – желательность, а главное – возможность сделать выбор из нескольких альтернатив: заменить английское окончание русским (Битлы, Альпы), включить английское окончание в основу и навесить русское (джинсы, чипсы), не склонять (Таймс, Блаблабла-Спрингс) и представить единственным числом, первый путь позволяет получить удобное единственное и множественное число, второй – удобное образование собирательных названий (попса), третий – простое преумножение сплочённых рядов имён удивительных, а что получится в четвёртом – вопрос везения :) Как бы то ни было, в этом случае мы имеем дело с задачей в два действия: первое действие – определение целевой грамматической категории, второе – выбор варианта формы, которая будет отнесена к этой категории.

А вот, например, все слова, оканчивающиеся на "а" – будут склоняться, и только по первому "женскому" склонению. Поэтому, если мы видим что-то вроде "об Окуджава", то точно знаем – это подстава, а автору лозунга "Пей Фанта!" следовало бы открутить голова и на неделю замочить в Кока-Кола, которая выводит любые пятна и разъедает покрытия.

Но на всякого Отца и Сына обязательно отыщется свой не прошедший фейс-контроль и неучтённый в реестре-кадастре-оркестре Святаговый Dux, и где уж есть оппозиция из двух пунктов, там обязательно витает, реет, веет и вьётся третий, даже если и притворяется до поры несуществующим, мол, "я деталь ландшафта", дескать "ничего не знаю, и знать не желаю,нет никакой ложки", и всё тут. В общем, время дриттьего нумэра, наконец, пришло. Итак, внимание: гвоздь программы, посвящённой непреклонным несклоняемым именам удивительным, тузик в грелке туз в рукаве Современности, и по совместительству, пример того, до чего доводят игрища (в данном случае – несклоняшки) рьянограмотных grammar-nazi (кстати, о семнадцати мгновениях весны); и имя ему – хре...нн... фре..эээ.. н... то есть брендинг. Прошу любви и жалования :)

Итак, жил-да-был замечательный во всех отношениях игровой персонаж Вася Пупкин. И решил он как-то раз модернизировать свои апартаменты, сел в свою Тойота Ланцер и покатил в магазин по улица даунтаун, в его голова крутились разные мысль, например, как хорошо, что он избавился, наконец, от своей Нива и пересел в Тойота. Доехал до Техносила, вышел из машина, огляделся по стороны, заметил для себя: "надо же, рабочий день, а столько народ, ну да ладно, ничего не поделаешь, чай в Москва живём, а не в каком-нибудь там Ангарск", и пошёл, для начало, выбрать себе новый телевизор. В реклама он слышал, что есть какие-то новые от Филлипс с какой-то функция. Купил, "не глядя". "А что, если деньги есть, не в Сбербанк же их держать, надо бы ещё купить шуба жена Маша и пальто дочка Надя, но это потом", – На обратном путь он строил план на завтра, никак не мог вспомнить, что-то он ещё обещал купить Надя в Цифроград, кажется, что-то от Интел, зато он уже детально обдумал, что заказать в Икея. Оставалось заехать за продукты, купить курка, млеко, яйко, пицца, Фанта и ещё Кока-Кола и что-нибудь мясное от ГлавПродукт. Жизнь была прекрасна, главное – ездить на Тойота, а не на Нива или Москвич, и тем более, не на, УАЗик, пить кофе с конфеты и Кока-Кола с пузырьки, одобренными даже РосТест, покупать новые гаджеты в Техносила и Цифроград, периодически наведываться за прибамбасы от Икея, а не хранить деньги в Сбербанк. Вот, такой у мы вышел один день из счастливой жизнь успешного Потребитель.

Стремление коверкать сам грамматический скелет русского языка – и не склонять имена собственные, географические названия, всякие там иностранные имена, бренды, и некоторые нарицательные существительные, превращая их в имена удивительные, я долгое время называл поветрием, модой, но как оказалось, эта тенденция, несмотря на всю её дичайшую противоестественность, настолько устойчива, что при всём желании назвать это поветрием язык уже не поворачивается. Закономерные процессы всегда имеют причину, движущую силу да хоть горшком назови, которая, по-моему, в следующем.

Действительно, в русском языке существует правило перевода, предписывающее не переводить, не подбирать аналоги, а транслитерировать или транскрибировать иностранные имена собственные, из которого и исходят все эти брендозвоны, навязывающие несклоняемость. Однако, правило это касается перевода и исключительно официально-делового стиля и делопроизводства. Канцелярит – это язык документов, бумаг, нагруженных юридической силой, финансовой ответственностью, административным весом и формальной однозначностью. И действительно, в документе один знак препинания или буква в имени или названии может не только аннулировать юридическую силу документа, но и изменить его значение совершенно непредсказуемым образом, поэтому иностранные имена собственные, не ставшие русскими, в документах предписано не переводить на целевой язык, а транскрибировать, а транскрипты употреблять в именительном падеже; не потому, что они типа несклоняемые, а затем, чтобы не допускать неоднозначности толкования. Таким образом, это не грамматическое правило, а стилистическое, притом, узко стилистическое правило канцелярита, предписывающие не несклоняемость, а использование именительного падежа, то есть такое построение фраз, при котором важное имя будет стоять в именительном падеже, для этого чаще всего используется конструкция подчинения рода и вида, где в качестве вида выступает имя собственное в именительном падеже, а в качестве рода – нарицательное, обозначающее класс объектов, к которому относится объект, названный именем собственным например не "в Таймсе появилась статья", а "в газете Таймс появилась статья", где объект вида "Таймс" в именительном падеже, и род объектов: "газета" в падеже, которого требует текст и т. п. Ещё раз подчёркиваю: это не грамматика, это стилистика официального делового канцелярского языка, предназначенного для документооборота и НЕ предназначенного для обращения к людям и общения людей между собой, а скорее, наоборот, для общения между людьми канцелярит противопоказан чуть менее, чем полностью.

Отечественные рекламщеги, маркетолухи и к ним приближённые ещё в недавнем прошлом были, в основном, из несостоявшихся филологов, они что-то где-то как-то слышали о вышеописанном правиле, но, как это и бывает, либо не поняли сути вообще, либо поняли всё неправильно, либо это их "изюминка", ещё называемая идентичностью, о чём говорилось в пункте про "кофе". Как бы то ни было, нынче ентими брендозвонами через все СМИ людям навязывается несклоняемость "брендов".

Судя по массовости явления, требование не склонять бренды проникло в программы учебных заведений, готовящих профессионалов в сфере пиара и рекламы, и уже инфильтровано в журналистскую среду. К настоящему моменту эта эпидемия уже перекинулась с иностранных брендов на отечественные: Ростест, Техносила, Главпродукт и Центробувь, Нива, Лада, "Альфа-банк"... и отечественные же географические названия, в связи с этим мне думается, что в ближайшем будущем брендозвонство в СМИ будет только процветать и, ввиду сильного давления и конечной надёжности механизмов самоочищения языка, есть вероятность того, что оно, увы, выплеснется и за пределы коммерческой медиасферы.
___________

PS: "А знаете ли вы, что" … современное представление о грамматической структуре языка (общепринятое деление на части речи и вытекающие из него парадигмы склонения, спряжения и т.п.), по сути, "содрано" с грамматики латыни, мёртвого искусственного идеального языка, и фактически, пригодно только для описания определённых языков, к числу которых относится и русский, и немецкий, но оно бессмысленно применительно, например, к китайскому или современному английскому, в которых попросту нет частей речи как таковых в их каноническом понимании. Представление о грамматическом роде – оттуда, то есть из латыни. Так вот, в латыни рода всего два, мужской (masculinum) и женский (femininum), и есть ещё нечто третье, которое называется "neutrum" – нейтральное; вот именно, это не "средний род", а родонейтральное имя, то есть имя без рода, то есть – совсем :) А "средний род" – это закрепившаяся ошибка перевода.

Истоки грамматического рода зарыты в мрачных глубинах дикого пантеистического сознания, закреплявшего за каждым предметом действие какой-нибудь одушевлённо-персонифицированной мистической силы, а одушевлённости имеют пол. В этом контексте отсутствие рода – это форма, подчёркивающая обезличенность что, скорее, сходно с категорией неодушевлённости. Кстати, и грамматически средний род выглядит как "примитивизированный" обезличенный эрзац-мужской (версии lite) в немецком, а в русском – чисто фонетически, и правда, похож на что-то среднее между мужским с его глухими "согласными" окончаниями и женским с его окончаниями на открытый гласный "а", не поддающийся качественной редукции.

PR-родо-ljение воспотомствует
Tags: 2009
Subscribe

  • О пропавшем сне

    Жил да был беспечный сон. Утром отправлялся он, на манер слона из басни, вдоль по улицам гулять. И чего он там гулял… — Мосек, видимо, считал……

  • Пирожки с собой, фонарики наголо или день влюблённых в мистера Н.

             by/ via dpmmax                   * * * Несут маньяки чикатилки и надписав их дарят всем и приглашают на прогулку:  — На…

  • Новый мир

    Мы все играем до поры. Потом выходим из игры. И тонем в мутном море грусти… в предчувствии перезагрузки. Перезагрузка — новый мир, зачищенный для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments