dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Лекарство от...

"У него нет слуха - и он не может повторить мелодию, поэтому поёт каждый раз новую. Это же настоящий джаз!". Смех-смехом, а дотошный критикан, скорее всего, и не может быть плодовитым аффтаром, поэтому, раз уж чукча сам не писатель, знакомые "нет-нет, да и" попросят иногда что-нибудь поисправлять, поредактировать, отловить пару глюков и тараканов в своих текстах, как программисты, породнившиеся со своим творением, чтобы исправить ошибки, дают его в альфа, бета и т.п. тестирование знающим, куда копнуть, пользователям. Но, с одной стороны, чтобы якобы не шибко "напрягать" меня, а с другой, при наличии знания о моём беспощадном вероломстве по этой части, существует замечательная своей универсальностью формула "скажи, что думаешь, только не ругай".


Итак, однажды МорскаяСоня представила мне на растерзание альфа версию сказки, написанной для Bobby4ever, уже к тому моменту выложеннную вот здесь а я как индивид, время у которого давно остановилось, долго-долго тянул с ответом и дотянул до того, что пропала связь с интернетом. Но в итоге это оказалось одним из тех редких исключительных случаев, о которых говорят: "что ни делается, всё к лучшему". А всё потому, что это оказалось довольно увлекательным занятием на несколько часов в условиях полной изоляции, что толи привело, толи совпало с приступом хорошего настроения (наверное, третьим в этом году - уж понесло, так понесло...) А когда понесло, то держись, как говорится... В общем, исходя из того, что вышло из такой "истерически эйфорической редактуры", автор в приступе смеха, увы, похоже, отказалась от работы над "новой версией", но сама предложила опубликовать то, что получилось в итоге у меня.

------------

(Вот оригинал, выкладывается с согласия, разрешения и настояния автора)

Малыш стоял в углу и дулся на весь мир. Нет! не подумайте, что Малыша поставили в угол - он был на редкость хороший и воспитанный Малыш. Просто, была у него такая привычка - если он обижался на кого-то из этих странных взрослых, то шел обижаться в угол. Вот и сейчас Малыш стоял в углу, и маленькие слезки хрусталиками катились из глаз.
"Ну почему?! почему?! почему меня никто не понимает?!" - думал Малыш, и от осознания этого становилось так горько и больно где-то слева. Малыш и сам не замечал, что плачет. Он думал, думал, думал. И думы его были совсем невеселыми.
Вы можете спросить: "Почему же малыш плакал? Наверное, его кто-то обидел?" Возможно, только мне бы хотелось рассказать не про то, что случилось до того, как Малыш ушел в угол, а после. И вот...
Малыш все так же стоял в углу, отковыривая маленькие кусочки обоев от стены. Не потому, что хотел кому-то отомстить, ему просто надо было хоть что-то делать. А что еще можно делать, стоя в углу? Вот так потихоньку он расчистил уже очень большой кусок стены. Вдруг Малыш почувствовал под обоями какую-то неровность. "Интересно, что это?" - подумал Малыш, и слезы тут же высохли. У Малышей всегда так - стоит им заинтересоваться чем-то новым, как прошлое отходит на второй план. Но это совсем не значит, что Малыш забывает. Горе и боль не проходят без следа.
Малыш захотел узнать что же такое скрывается за обоями. Сколько раз он стоял в углу, но никогда не замечал этой странной неровности. С удвоенной энергией Малыш стал расчищать стенку. И вот его взгляду открылась... Малыш сначала подумал, что ему показалось. Так иногда бывало, что он очень чего-то хотел и видел то, чего хочет. Но здесь, здесь это была самая настоящая дверная ручка, только очень маленькая, как раз для Малыша. Нисколько не задумываясь над последствиями (он же еще был очень маленьким), Малыш нажал на ручку, и перед ним открылась маленькая дверца. Малышу показалось, что кусок стены вместе с обоями, которые он еще не успел отковырять просто ушел в сторону. Дверца эта была такая маленькая, что ни папа, ни мама, ни старший брат не могли бы войти в нее, даже если бы очень захотели. А вот Малыш мог зайти свободно. Что он и сделал.
Что можно увидеть, войдя в дверь? Либо комнату, либо коридор, либо какое-то другое помещение, например кладовку с мышами. Малыш попал в коридор - невысокий, как раз по росту Малыша, длинный и темный, он освещался какими-то странными светильниками. Впрочем, любой из взрослых опознал бы в этих светильниках обыкновенные факелы, но Малыш не знал что это такое.
Если взрослый человек видит коридор, то он сначала подумает - нужно ли по нему идти, но такие сомнения неведомы Малышу. Если есть коридор, это означает только одно - надо идти вперед! И Малыш пошел. Ему совершенно не было страшно, он шел и смотрел по сторонам, но ничего интересного там не было. Была только пыль и паутина, хотя Малыш и не знал, как называется то, что висело около светильников.
Любой коридор когда-то да заканчивается. Закончился и этот коридор. Закончился он дверным проемом, занавешенным какими-то странными занавесками, тяжелыми даже на вид и пыльными настолько, что Малыш расчихался. На его чих занавески раздвинулись, и Малыш увидел перед собой человечка.
Человечка? Или правильнее сказать Гнома? Наверное, это и вправду был Гном. На нем был красный колпачок, и длинная белая борода спускалась по его груди почти до самого пола. Гном пристально вглядывался в темноту за спиной Малыша. Очевидно, не заметив ничего подозрительного вдали, Гном посмотрел на Малыша и произнес тихим скрипучим шепотом:
- Это кто же тут чихает?
- А-ап-чхи! - ответил Малыш.
Гном подпрыгнул на месте и зашипел как два кота, сидящих друг против друга и готовящихся к схватке.
- Тссссссс... Ну что ты так громко чихаешь?! - обратился Гном к Малышу.
- Я... я... я... - залепетал малыш. Ему нисколько не было страшно и его не удивляло то, что он видел перед собой, просто, он опять хотел чихнуть. Пыль набилась в носик малыша и щекотала его со страшной силой.
- А-ааааап-чхиии!!! - разбуженное Малышом эхо пролетело по коридору. Гном в страхе посмотрел по сторонам, схватил Малыша за руку и потащил куда-то. Малыш уже не мог остановиться, он чихал и чихал, чихал и чихал, пока Гном не утащил его от пыльного занавеса на приличное расстояние. И только тут Малыш заметил, что шли, а точнее, бежали, они уже по другому коридору, еще более темному, чем первый.
Остановились они около маленькой дверцы, которую Гном распахнул, одним четким движением, втолкнул туда Малыша и захлопнул дверь, оставаясь при этом в коридоре. Малыш оказался в полной темноте. Никогда раньше ему не приходилось встречать такую темноту. Все-таки Малыш жил в городе, и даже ночью там не было так темно - горели уличные фонари и рекламы, проезжали машины, освещая фарами комнату Малыша (квартира, где жил Малыш была расположена на втором этаже). Здесь же темнота была настолько густая и липкая, что Малыш поежился и вдруг разразился громкими рыданиями. Ему показалось, что он остался совсем-совсем один, и больше нет никого ни в этой странной комнате, ни в этом странном доме, ни во всем мире, ни во всей вселенной...
Ноги не держали Малыша, его маленькое тельце содрогалось от судорожных рыданий. Вдруг в этой кромешной темноте раздался какой-то еле уловимый звук, который Малыш и не услышал бы, если бы этот звук не сопровождался сильным толчком. Малыш от неожиданности шлепнулся на пол и перестал плакать. Теперь уже он отчетливо услышал звук – тихий напев, как будто мама, укачивая Малыша в колыбельке, поет песенку. Но это была не мама. Из темноты, что оставалась такой же густой и непроницаемой, до малыша доносились слова доброй песенки из старого мультфильма. Потом пение прекратилось, и звонкий девчачий голосок спросил:
- Ты тоже испугался?
- Кто ты? – совсем уже перестав бояться, спросил Малыш.
- Я – Фея, только я еще маленькая, поэтому не могу делать больших чудес, - ответил голос, который напоминал и журчание ручейка на даче, и звон колокольчика, который висел у мамы на зеркале.
- А небольшие чудеса умеешь делать? – заинтересовался Малыш.
- Небольшие умею, - рассмеялась фея, - я не смогу зажечь здесь яркую лампу, а вот маленькую свечку зажгу.
- А что такое свечка? – спросил Малыш, и тут он увидел маленький живой огонек, который разогнал слишком густую темноту. Стало уютно и совсем-совсем-совсем уже нестрашно.
- Вот что это такое, - услышал Малыш голос Феи и тут увидел и ее саму. Обычная девчонка, таких он часто видел, когда гулял во дворе. Иногда Малыш даже играл с ними. Разве что платье на ней было не совсем обычное – длинное, почти до пола. Девчонки во дворе так не ходили.
- А как ты сюда попала? – спросил Малыш, разглядывая собеседницу.
- Я услышала как ты плачешь и пришла, - ответила Фея.
Малыш надулся. «Ничего я не плакал,» - подумал он, - «тоже мне, задавака!»
- Не обижайся, - Фея смотрела прямо в глаза Малышу и, казалось, читала его мысли.
- Вот еще! – фыркнул в ответ Малыш, и предательские слезы тут же заблестели в глазах. Малыш вспомнил, что оказался неизвестно где и неизвестно как ему теперь попасть домой. Пусть дома бывает невыносимо, пусть взрослые иногда совершенно не понимают его, пусть они даже друг друга иногда не понимают, но ему очень хотелось домой к маме и папе.
- Я помогу тебе, - Малыш почувствовал на своем плече теплую руку девчонки.
- Как ты можешь мне помочь? – всхлипнул Малыш.
- За тем пыльным занавесом, около которого тебя встретил Гном, есть потайная комната. Мы называем ее Зеркальный Зал, потому что в центре этой комнаты стоит волшебное Зеркало, которое исполняет желание любого ребенка, если ему не исполнилось еще 6 лет. Тебе ведь нет 6 лет?
- Мне всего только 4 года, - ответил Малыш. – А почему тогда этот Гном не пустил меня туда? А! Знаю! Он, наверное, злой Гном!
- Нет, просто Гномы не выносят громких звуков, а еще ни один ребенок не прошел мимо Пыльного занавеса, не чихнув. Поэтому Гномы организовали около занавеса дежурство, чтобы такие же, как ты малыши не чихали громко. Тебе просто не повезло, сегодня дежурил самый вредный Гном. Обычно, дежурный кружным путем, обходя Пыльный занавес, проводит ребенка в Зеркальный Зал и объясняет, что ему нужно сделать, чтоб исполнить свое самое заветное желание. Ну, а тебя в Зеркальный Зал проведу я. – Фея протянула малышу руку. – Идем!
Малышу было уже совсем не страшно и очень интересно. Фея вела его за руку по темным коридорам, освещая дорогу огоньком свечи, которую держала в другой руке.
- Скажи, Фея, а тебе сколько лет? – поинтересовался Малыш.
- Мне уже 7 лет, - грустно вздохнула девчонка.
- Здорово! – развеселился Малыш, - когда мне будет 7 лет, я пойду в школу и многому научусь! А когда вырасту, я стану ученым и открою самый важный в жизни закон!
Тут Малыш заметил, что рука его провожатой вздрагивает. Малыш забежал вперед и посмотрел Фее в лицо. Она плакала.
- Почему ты плачешь?! – крикнул Малыш. – Пожалуйста! Не надо плакать!
Фея вытерла глаза прямо ладошкой. И всхлипнула:
- Прости, я не хотела тебя расстраивать.
- Почему, ну, почему ты плачешь?
- Потому что Зеркало Желаний уже никогда не исполнит мое желание, и я не смогу вернуться к себе домой.
И Фея рассказала Малышу свою историю. Она – дочь самой доброй Феи, росла очень непослушным ребенком. Часто она убегала из дома и путешествовала по разным интересным местам, используя для этого Зеркало Желаний. Но она выросла. И Зеркало перестало выполнять ее желания. И, что хуже всего, Фея не могла теперь вернуться к себе домой. Вот уже целый длинный-предлинный год она жила у Гномов.
- Они, конечно, очень добрые, – говорила Фея, - они научили меня многому. Но я так скучаю по маме! А мама думает, что меня похитил злой колдун и воспитывает из меня ведьму, – плакала Фея.
Сердечко малыша плакало вместе с Феей. Он не мог допустить такой несправедливости! Как это – жить вдали от мамы?! Нет! Малыш не мог позволить этого. Но он ничего не сказал Фее, потому что считал, что доброе дело надо просто делать, а не рассказывать о том, что собираешься его сделать.
Когда они дошли до Зеркального Зала, Фея сказала:
- Встань перед Зеркалом Желаний, посмотри в него и загадай свое желание. Чтобы ты не увидел в Зеркале – не бойся и не отводи взгляда. – Фея вздохнула и грустно пошла прочь. Она не успела уйти далеко от Зеркального Зала, когда услышала за спиной звонкий голос Малыша:
- Я хочу, чтобы маленькая Фея вернулась домой к своей маме!
Тут же Фея оказалась дома. Но Малыш этого уже не видел. Он опять остался один перед Зеркалом. Малыш не знал, сколько желаний выполняет Зеркало. Но он смеялся, потому что Фея была дома, он чувствовал это, и ему было хорошо. Вдруг Малыш услышал голос:
- Ты молодец, Малыш! Ты не знал, сможешь ли сам попасть домой, но исполнил желание Феи. Ты заслужил награду. Запомни: самый важный закон жизни ты уже открыл. Если делаешь добро, то оно возвращается. Отныне и навсегда все твои самые хорошие и добрые мечты будут сбываться.
Малыш, открыв рот, смотрел на Зеркало. Именно оно говорило с ним.

Малыш открыл глаза. Он был дома, стоял в углу. Под обоями не было никакой ручки, но на душе Малыша было спокойно и радостно. Из кухни доносились вкусные запахи. Это мама готовила обед. Жизнь была прекрасна!

------------

Поскольку от избыточнсти хорошего настроения с сопутствующим ей изменением сознания после детального описания всех претензий, придирок и издевательских замечаний, в общем, всех "концептуальных докопов" к тексту мне стукнуло в голову изобразить главные "моменты" впародийном ключе. Но при попытке написать пародию вышло что-то другое. Получилось, что исходное произведение было разобрано на составляющие, как конструктор или мозаика, после чего из составляющих было собрано ________ (нужное вписать).
Не будем описывать придирки к самому тексту, но, чтобы было понятно, о чём идет речь, просто выпишем некоторые основные "пунктики-детальки" этого самого "конструктора", из которых всё и собиралось:

------------

1. Малыши, они, конечно, бывает, капризничают, но почему-то "концептуальный итог" завязки ни с того, ни с сего подводится утверждением "горе и боль не проходят без следа".
Далее по тексту тоже встречаются разного рода высказывания о невыносимости обстановки дома, да и бытия вообще. А чего стоит одно "его маленькое тельце (спасибо, что хоть не тушка) содрогалось от судорожных рыданий" — про судорожные содрогания маленького тельца надо читать с выражением — и "больше нет никого ни в этой комнате, ни в этом доме, ни во всей вселенной". Очевидно, автор в процессе работы над сказкой, отвлекается от самой сказки и задумывается о чём-то своём, глубоко женском, не имеющим отношения к сказочному сюжету, поэтому на текст проецируется мироощущение взвинченной взрослой тёти, оно же то и дело вкладывается в голову ребёнка, что лично у меня вызывает некоторый когнитивный диссонанс :)
2. Тёмный коридор. Малыш. Малыш, видя тёмный коридор, не имеет даже сомнений, идти или не идти, и тем от взрослых отличается. Допустим. А вот уместность подчёркивания этого отличия - дилемма, скорее, относящаяся к пункту 1.
3. Светильники-факела, свечки и паутина. Здесь придирка касается просто самого мира, в котором происходят события. Взрослый "опознал бы обыкновенные факелы", то есть в мире, факел для взрослого - дело обыкновенное (видимо, взрослые так с ними и ходят по улицам вечерами, когда дети уже спят), а ребёнок даже не знает, что такое огонь, отчего и принимает факел за светильник. Кстати, что такое свечка, он тоже не знает.. это при том, что для взрослого факел - это предмет обыкновенный. Ещё у факелов почему-то паутина, хотя паутины рядом с живым огнём не может быть никогда, ну несовместимые это вещи. Также, малыш видит паутину в тёмном коридоре, но не знает, что это такое. А представьте себе, что такое длинный коридор, освещённый факелами. Да мне бы зайти туда страшно было, какое это зрелище... А малышу - ничего, ведь у него нет сомнений, н см пункт 2, но что такое "надо" он уже знает. Как так...
4. Голос девочки похож одновременно и на журчание ручейка и на звон колокольчика у мамы и на голос самой мамы. И вообще, при таком количестве горя и боли в мире, а также, при невыносимой обстановке дома, когда взрослые не понимают ни тебя, ни друг-друга, все звуки, разумеется, становятся уже совершенно одинаковыми :)
5. Малыш идентифицировал объект: "обычная девчёнка, таких он часто видел, когда гулял во дворе". Это мне понравилось. Он их как инопланетян описывает. (Или, например, как, если бы ребёнку дали подержать в руках какие-нибудь командирские часы, которые он видел где-нибудь в музее боевой славы.) В общем, разглядываешь-разглядываешь: "обычная такая диковинка, где-то такие есть, и мы их даже видели", но они, вроде, с Марса... Но как бы то ни было, перед ними очень не хочется ударить в грязь лицом. Есть в этом что-то тааакое родное, чесслово :)
6. Гномы. Добрые гномы. Они не выносят чихания, поэтому поставили специально пыльный занавес таким образом, чтобы мимо него пройти было невозможно, и опять же, по доброте душевной, они, как ГАИшники выжидают именно у этого занавеса, пока очередной ребёнок чихнёт, чтоб потом, напугав его до полусмерти, закрыть в совершенно тёмной комнате. Доообрые гномы, нечего сказать.
7. Год назад зеркало прекратило действовать и с тех пор девочка плакала. За это время она поняла, что маму надо было слушаться. Очень трогательно она признаёт свои "ошибки юности". А мальчик сказал, что ему ВСЕГО ТОЛЬКО четыре, подчёркивая несоответствие мысли возрасту. Вообще, было бы уместно "поднять ему возраст лет до 6-7, а ей - до 9-11, чтобы возраст как-то корелировал с проявлениями. И думать о том, какой умный выучишься в школе, можно не в 4 года, да и рефлексировать так, как это делает фея, тоже, явно, не в 7.
8. Ещё важный момент: Малыш фантазирует, что пойдёт в школу (ему ещё до школы половина жизни), думает, что выучится и откроет главный закон жизни, а между тем, получается, что он этот закон открыл, даже не приблизившись к школе. Вроде, всё хорошо, но в этом случае основная мысль всей сказки получается в том, что учиться, вообще, не надо, всё можно сделать и так. Очень педагогичный вывод, не правда ли?
9. Заключение: "из кухни доносились вкусные запахи. Это мама готовила обед.Жизнь была прекрасна". Ну по-че му!!! Почему символ прекрасной жизни - это, когда мама готовит обед! Значит, всем - прекрасная жизнь, а маме - стоять у плиты. Как только мама отошла от плиты, сразу все настораживаются, мол, что-то не так. Быстро на рабочее место! Мне, на самом деле, бывает дико жаль гражданочек, например, 31 декабря, когда, понятное дело, большая часть подготовки к известному празднеству лежит на их плечах, а им в этот день и работу работать, и потом прибежать домой еду готовить, потом ещё не упасть от усталости и хоть как-то себя держать... Ууу... В общем... Почему бы маме, уж ради прекрасной-то жизни, не заняться чем-нибудь более приятным, например, посмотреть телевизор? Или просто лечь отдохнуть, наконец...

------------

Как уже говорилось, в приступе хорошего настроения я хотел написать пародию на сказку, но уж получилось, что получилось. Как говорится, кто про что, а вшивый - про баню. Что-то надо, конечно, убрать под кат, но я не знаю, что именно, поэтому получится уж что получится.
Вот такие ингредиенты были выделены из исходного материала. Итак, взбиваем:
Детский каприз, тёмный коридор, факела-светильники, злой добрый гном, пыльнй занавес, "обычная девчёнка"-диковина 10-12 летняя, которую семилетний мальчик с любопытством рассматривает в тусклом свете и перед которой храбрится. В конце концов, все, то есть оба ребёнка возвращаются домой. И мальчик возвращается к своей маме, которая не готовит никакой ужин, а просто отдыхает, и девочкавозвращается к своей маме, которая уже всё приготовила и, наконец-то, может и сама поесть, и заняться чем-то, хоть кино посмотреть. Капризный, но сообразительный, малыш, который, начав что-то делать из каприза, вдруг делает для себя открытие и выходит на понимание каких-то важных вещей, как и в сказке, принимает какое-то очень важное решение. Девочка тоже о чём-то задумывается, и с ней тоже происходит что-то. В общем, енд, как и полагается, у сказки хеппи. Все, как и в исходном произведении, благополучно возвращаются "домой к маме".

И вышел этакий "детский психологический порнобоевик". Причём, советский. Советский - это потому, что и не боевик, и никакое не порно, и уж какое там нафикк "детский"... В общем, "кто про что, а вшивый - про баню" :)

Ах, даа! :)
И самый главный "докОп", то есть "пунктик", который, собственно, я и хотел спародировать:
10. В таком коротком тексте слова "и ему стало совсем нестрашно" в разных вариациях повторяются CТОЛЬКО раз, что становится страшно. Наводит на очень... очень тревожные мысли... :)


------------

Итак!

Советский детский психологический порнобоевик под названием:

ДО ШЕСТНАДЦАТИ - И НЕФИГ!
- или -
ЛЕКАРСТВО ОТ СТРАХА

Мальчик почувствовал, что сейчас толи испугается, толи начнёт капризничать, и предусмотрительно заранее встал в угол. Когда ему надоело толкать ногой стенку и откалупывать штукатурку, он подошёл ко входной двери и тихо, чтобы не услышала мама, открыл её. В коридоре было темно. Сперва он хотел взять у мамы полотенце и сделать из него самый обыкновенный факел, чтобы немного осветить пространство, но потом подумал, что факел может опалить многолетнюю паутину под потолком, а уж ночью в помещении обыкновенным соседям может стать страшно, и они могут вызвать обыкновенную пожарную и обыкновенную милицию, от чего и у него и у его мамы могут случиться необыкновенные неприятности. Взвесив все за и против, мальчик решил не рисковать, на сей раз. Ему не было страшно, и он, окрылённый сознанием собственной взрослой рассудительности, уверенно не раздумывая, без каких-либо сомнений шагнул в тёмный подъезд. Когда дверь за ним захлопнулась, он собрался-было испугаться, но тут нащупал ногой ступеньку и рукой перила, а также, вспомнил, что на первом этаже горит лампочка, и ему стало ничуть не страшно, несмотря на то, что ещё 17 этажей идти вниз в полной темноте. В подъезде он не увидел ничего интересного, то есть он в темноте вообще ничего не видел, а значит, не видел и интересного тоже, поэтому шёл себе спокойно вниз, насвистывая "отче наш" и ему было ничуть не страшно. И вот, он подошёл к нижней двери и чихнул. "Кто это тут чихает?!" раздался недовольный голос из угла. Мальчик хотел-было испугаться, но дальше услышал ворчание "ходят тут всякие, именно тогда, когда начинаешь пыль подметать, даже, если это делаешь ночью".. Малышу сразу перестало быть страшно. Но тут дверь открылась и гулкое эхо разнесло этот звук на тысячи направлений, после чего мальчик услышал другой, тревожно знакомый голос. Только он собрался наконец-то испугаться и уж разрыдаться по-настоящему, как увидел девочку, похожую на скрипку, только в темноте он не мог понять,по голосу или по фигуре она похожа на скрипку, но это и не было нужно, поскольку ему уже было ну совсем-совсем-совсем не страшно. "Ты кто?", - спросил мальчик, слегка выдвинув вперёд нижнюю челюсть, чтобы казаться ещё более бесстрашным рыцарем, чем он сегодня был на самом деле. "Я - фея, а мама моя - самая добрая фея на свете", ответила девочка и продолжила "я боюсь и хочу домой, к маме". Тут мальчик почувствовал, как что-то опустилось на его плечо, сперва он чуть не испугался, но тут же сообразил, что это была рука несчастной девочки, и ему стало ну совсем-совсем-совсем ни капельки не страшно. "А почему домой не идёшь?" - спросил он. "Моя мама добрая очень, мне всё позволяла, и я её не слушалась, гуляла до поздна, а теперь не могу в темноте подняться на свой этаж, а тут ещё этот страшный бородатый консьерж... И пыль поднимает..." - Ну тут уж мальчику стало совсем-совсем-совсем окончательно и бесповоротно нестрашно, и он рассмеялся и сказал "Такая большая - наверняка, уже давным-давно в школе учится - и боится :) Давай я тебя отведу, пойдём вместе" - Гулкое коридорное эхо радостно разнесло его слова на все 24 этажа и отправилось в путь вместе с ними, тут и девочке тоже стало совсем-совсем нестрашно; и дети, взявшись за руки и, весело смеясь, аукая, букая, гикая и улюлюкая в темноте, передразнивая вездесущее гулкое эхо и друг-друга, то и дело спотыкаясь на неосвещённых ступеньках, радостно потопали вверх по лестницам. Страшный бородатый консьерж попытался было их утихомирить, словами, мол, "спят все уже, а вы шумите", но ребятам совсем-совсем не было страшно, ведь они знали, что он только с виду такой грозный, похожий на гнома, а на самом деле, он очень-очень добрый, поэтому им было ни капельки не страшно - и они совершенно не обращали на него внимания! Когда они поднялись на свой 18ый этаж, к обоюдному удивлению обнаружилось, что они живут в соседних квартирах, и тут им, естественно, стало ну совсем-пересовсемченски нестрашно. "Пришли. Это твоя дверь?", - улыбаясь спросил мальчик. Девочка кивнула, тоже улыбаясь, ведь ей было совсем не страшно. Он позвонил в дверь. В это время мама уже давно приготовила ужин и смотрела по телевизору свой любимый эротический сериал, и ей, естественно, было ну совсем-совсем-совсем-совсем-совсем-совсем не страшно! Когда раздался звонок и мама девочки открыла дверь, увидела свою дочь с маленьким мальчиком, ей стало ещё более совсем-совсем-совсем-совсем нестрашно, ведь она уже давно приготовила ужин. Ещё нестрашнее ей стало, когда она узнала, что это соседский мальчик, который настолько смелый, что не испугался и провёл её школьницу-дочь по тёмному и страшному коридору. Все сели ужинать. А может быть, завтракать. Но это было неважно, ведь на столе стояли мамины вкусные пирожки, которыми радостно угощали смелого мальчика, и конечно же, никому уже давно не было страшно. "Вот, что значит, маму не слушаться и гулять допозна", - улыбаясь от удовольствия от собственной смышлёности, победно шепнул мальчик на прощание девочке. Он шёл домой и думал... До его двери было всего несколько шагов, несколько метров, но когда человек идёт и думает о чём-то важном, метры часто оказываются длиннее и бывает нужно очень много шагов, чтобы их пройти. Он шёл домой и думал о том, какая эта девочка неразумная, хоть и большая, как это плохо - не слушаться маму, и о том, что ему уже семь лет, детство ушло, чудеса закончились, почти вся жизнь позади, а завтра первое сентября, надо в первый раз идти в школу... И в первый раз в жизни ему не становилось ни капельки страшно при мысли о школе. Он только, что поставил себе цель: "Вот пойду в школу, научусь там всему-всему - и открою самый-самый главный закон жизни! И сам стану учителем! Буду учить этих неразумных девочек и мальчиков!!!". И ему всё это время ни на миг, ну вот ни капельки не было страшно, ведь, если человек чем-то сильно увлечён или что-то твёрдо для себя решил, поставил себе цель или просто знает, что ему нужно делать, то все страхи сами будут его бояться,обходить стороной, и ничего плохого ему не смогут сделать. Пока мальчик шёл домой и думал, девочка с мамой досматривали своё любимое кино, и им тоже было ни капельки не страшно.. Но вот и он дошёл до своей двери и тихо открыл её. Прислушался... - Домашние уже спали. Тихонько, чтоб никого не разбудить, мальчик прошёл внутрь, включил телевизор, поставил свой любимый фильм ужасов для релаксации и устроился поудобнее... Теперь ему стало уже совсем окончательно, бесповоротно и абсолютно нестрашно. Его клонило в сон. Через час все уже сладко спали. И... ну как вы могли подумать, что хоть кому-то было страшно! Да ни в коем случае! А то ишь, размечтались под конец! Телевизор ещё мерцал последними кадрами его любимого фильма ужасов, под который всегда так хорошо засыпалось, а сам мальчик был уже далеко в своих сновидениях. Ему снилось, как он выучится, вырастет большой и умный, откроет самый-самый важный закон жизни и будет учить ему других, и сделает, чтобы больше никому на свете не было страшно.
А что снилось его новым знакомым, не знает никто. Поэтому никому.... Ну вы поняли
Tags: 2006
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments