September 16th, 2005

Радиосигнал

"Брошенные в небо" или о гуманитарной стороне творчества

В пространстве физическом есть земля, на которой мы живём, и есть небо, без которого мы на земле жить не можем. В пространстве гуманитарном также есть своя земля – всё, что непосредственно нас окружает, и своё небо – купол, образуемый высшими достижениями философской, научной мысли, искусства, этики и т.д. А между небом и землёй - пространство жизни всех.
Сколь многочисленны и многообразны ни были бы шедевры искусства, технологий, научной и философской мысли, сколь ни велики были бы возможности для роста, а самый глубинный, простейший, но тем и опасный психический вирус всё время дремлет где-то внутри. Вернее, он даже не дремлет, а внимательно ждёт. Ждёт своего часа. Часа пробудиться и завладеть. Завладеть всем. Он, как показывает мировая практика, излечим, и даже к нему может быть иммунитет, и тогда одна его часть прячется где-то глубоко внутри (и, всё равно, ждёт, ждёт терпеливо, ждёт всегда), а другая – отправляется на поиск новых жертв.
И ходит и бродит этот незаметный вирус превосходства по миру, превращаясь то в пылинку, то в луч света, то в каплю воды, весело играющую с лучом света, то в небрежное слово, то в мимолётный жест, красивую вещицу… И в таком обличии – ждёт, наблюдает. В один прекрасный момент – выхватывает из общей массы кого-то необычного, деятельного, чем-то заметного и…ррраз… – делает молниеносный рывок и, подобно кусочку льда, попавшего в глаз и в сердце Кая, превосходство попадает человеку в сердце и в глаз, и с этого момента человек во всём начинает видеть только его. И всё, что человек творит, отныне подчинено только ему.
И тут начинается гонка: постоянные сравнения кто выше прыгнет от земли к небу, кто это сделает оптимальнее и точнее... В этой суете совсем забывается такая вещь, как направление. Ещё бы! Превосходство всегда относительно, по нему удобно сравнивать. А как сравнивать направления, когда любое из них уникально и, как черты лица, неповторимо? - А только образно, мысленно, чувственно... а это труднее, чем просто, что есть духу, прыгать абстрактно вверх, и никуда не перемещаясь, бить и бить в выбранную точку...
И дальше ты делаешь что-то, стремишься к чему-то уже не потому, что этого хочется, это важно или интересно, а для того, чтобы опередить, превзойти другого такого же, занимающегося тем же. И начинается гонка, конкуренция, соперничество. Предмет неважен, он определён изначально и переосмыслению не подлежит, а важно – превзойти конкурента, ещё и ещё, всё выше и выше и выше…
Путь, призванный вести в какие-то дали, к чему-то новому, путь, идя которым человек становится человеком, сокращается до пространства одного шага и превращается в прыжки в высоту.… Кто выше прыгнет, кто зацепится и чуть дольше просидит наверху… И опять – вниз… Пространство жизни уже не интересует. Теперь цель – не свой мир, не уникальное, только твоё, направление, не путь, идя по которому открываешь мир и себя, а только потолок, который стихийно сам получился из всех самых великих достижений самых великих людей. И рвутся, и рвутся массы подобных друг-другу технократов вверх, внимательно следят за тем, чтобы прыгнуть точно вверх, а не дай бог, не в сторону, а то ведь траектория окажется неоптимальной для набора высоты, да и плюхнуться можно в какое-то неизвестное поле… – А вдруг дальше окажется, что надо подумать или, того хуже, что-то придумать или решить, что тогда? Плакали наши победы? – Как бы ни так! Мы не можем позволить себе долго раздумывать и заморачиваться всякими там околофилософскими бреднями, и уж совсем не дай бог дурить себе голову поиском, например, какого-нибудь «смысла жизни»! – Жизнь и так быстротечна, столько всего успеть надо, конкуренция высока – тренироваться надо всё время, чтобы толчок что надо, чтобы ухватить-таки свой кусочек величия Всемирного Потолка, возвести его в культ и почивать на лаврах, ну, или, хотя бы, в рамочку поставить.
И штурмуют и штурмуют, и проверяют на прочность этот великий несчастный небесный потолок тучи высокопрофессиональных, со всех сторон оптимизированных технократов без страха и устали, без лица и характера, превращая пространство, когда-то представлявшее собой картину мира, жизни всего человечества со всеми хитросплетениями времён, ценностей, судеб, дел и мыслей, в одно бескрайнее «агрессивное поле» с яркими точками и чётко фиксированной структурой, в которой каждой яркой точке отведён персональный кусочек неба.
Из-за чего становится так удобно и притягательно измерять всё мерой превосходства? – Да из-за того, что превосходство относительно и всегда очевидно, например, этот прыгнул выше, чем тот, а тот крикнул громче... Направление же, в отличие от превосходства, абсолютно, оно всегда уникально, а пройденный путь, как черты лица, может напоминать чей-то, но всегда останется неповторимым. Если уж кому-то суждено оторваться от земли, то его путь в небе – это след в истории, а путь его тени по земле – это след, который ему суждено оставить в душах или памяти людей, а его направление – это его, только его и ничей больше вклад в мироздание.
А эти тренированные «точки»… – Да пусть красуются, наслаждаются успехом, пусть себе прыгают, пусть протыкают небо, пусть хватают там какие-то звёздочки и валятся обратно вниз! – Плюхнутся в точности на то же место, откуда стартовали. И пусть заново прыгают – каждый их прыжок похож на предыдущий, как две капли, равняться они могут только друг на друга «сегодня ты первый, завтра – я, послезавтра – он». Они никуда не идут, их путь равен нулю, а направление – отсутствует как класс.
А тем временем, кто-то просто отрывается от земли и просто летит, и просто делает мир чуть-чуть лучше.
Конечно, всякого рода предвосхищениям Краха, Конца, Упадка и тому подобных Всеобщих Чёрных Дней верить – то же самое, что превращать каждый день в чёрный. Разумеется, мир никуда не катится, и впереди нет ничего такого, чего уже не было когда-то с кем-то; разумеется, что человеческое существование вообще – это система равновесная, в которой все, и «те» и «эти», и такие, и сякие во всём своём многообразии даже не нужны, а совершенно, ну вот то есть абсолютно, необходимы; а приоритет одних изменяет жизнь в одну сторону, приоритет других – в другую... Но. Главное, чтобы никогда не переводились в мире те, кто умеют летать; не выигрывать бой, не «брать от жизни всё» или половину, не соревноваться, не побеждать, не вершить судьбы, а ПРОСТО летать. И слава богу, что они, в отличие от всех остальных, не имеют выбора – и не могут жить по-другому.

----------------------

UPD: PS для друзей: На самом деле, нужны все, и такие, и сякие, и пятые и десятые ... Что-то всегда меняется, это общая характеристика – броуновское движение, у которого нет своего направления. Тут мы имеем дело с равновесными процессами в системе. Преобладание чего-то одного меняет жизнь в одну сторону, преобладание чего-то другого – в другую, но и то и другое необходимо вместе и сразу; это фактор не перемены, а существования, только в ментальном пространстве. Единство и борьба противоположностей в действии :) И без одного – никак, и без другого. Конечно, лучше, когда кто-то, чьё влияние или присутствие или тень или ещё какое-нибудь воплощение тебе дорого, не подвержен чему попало, но это на уровне личного "я", а в общем смысле – не работает. Среди всего этого движения кому-то лететь в небе, кому-то прыгать, изображая полёт, а кому-то – наоборот, быть рядом. Это я всё к тому, что есть ещё одно главное. Почти каждому, важно и, чтобы его тронула чья-то тень, и чтобы кто-то был рядом. Те, кто умеют летать, в некотором роде патетичны, но у многих из них совершенно не получается быть рядом, не умеют они этого. И независимо от того, как и насколько глубоко тебя может затронуть чья-то далёкая тень, не стоит забывать или как-то легковесно относиться к тем, кому суждено быть рядом. И даже не потому, что они подобны воздуху в том, что их слабо замечаешь, пока они есть, но отличны от воздуха тем, что не являются чем-то, самим собой разумеющимся; и вообще, не потому что... и даже не для того, чтобы... а... – ПРОСТО ТАК!