dead art (lifestation) wrote,
dead art
lifestation

Черкнуха

ЭТЮД В БАГРОВЫХ ШТАНАХ
дефективная отупея в жанре черкнухи

©1996 издевательство "Conspirator"


Генерал-диверсант сидел в бабоубежеще и читал хрестомафию. У него начинались гальюнцинации. Его бывший засланец оказался беломорканалией: вечно пьяный в постельку, он попал в каюк-компанию и сгинул в мордовороте судьбы.
Генерал-диверсант мечтал о сатисфикции. Он вызвал к себе бывшего одноглазника - человека образованного, хорошо политически дезинформированного и очень безблагонадёжного. Генерал сказал ему хорошо посаженным голосом:
- Вы - мужественный человек и морально усидчивый; я же - человек брехлонного возраста, мне уже скоро на песню, а мой бывший засланец был у меня, как Бельмондо на глазу. Вот его фотокорточки... Приказываю: взять шизу на выезд, пробраться в высшее ущербное заведение, найти главного бюстгалтера, через него выйти на падшего научного сотрудника и вручить ему памятныый лист с дурственной надписью. Он встретит вас горячими удобрениями и передаст вам секретный пикет с круглой печалью, его содержимое - совершенно секретный кот, владея которым мы сможем проникнуть в информацаонную систему антивоенно-промышьленного комплекса, а в частности, депарламента бронесанковых войск одной из враждебных нам струн. Помните, это дело госудурственной важности, вы - наш лучший акент. Я над тобой надеюсь. - Последнее генерал произнёс почти шлёпотом.
- Дьяволь! - отчеканил одноглазник.
Он сложил в чемодан бромовые сапоги, квазимодный костюм, феминоискатель, конфеты "Рахит-Лукум", свидетельство о вырождении и отправился в путь с поднятым задралом.
Перемахнув через границу на метательном аппарате, он увидел загадочную личность в элегантной шлюпке и в тёмных сачках, следившую за ним с бидельтоплана.
Одноглазника пришибло холодным потом. Жмотогонка началась.
Мимо мелькали ателье морд, кинорекламы с нарисованными на них йогами и йогадицами. "Хм, прямо, как в тупосюжетном фильме.",- подумал одноглазник, но тут, не исправившись с управлением на повороте влево, он свалился в плевательный бассейн с надписю: "Берегите труп уборщицы". На эту какцию враждебных спецслужб ему следовало ответить ультиматом, но мир стал темнить в его глазах.
Очнулся он в какой-то скунц-камере рядом с рукопомойником. В окно бухо билась муха; в углу в клетке беспечно скакала дебилочка, впрочем, это мог быть и выхухоль.
- О, да вы прямо с корабля на БАМ, - тут одноглазник увидел известную злодевку по кличке Шухерезада.
- Кто вы?, - промнямлил одноглазник, еле сдерживая раздражение?
- Шухеризада. Слыхали небось? Отныне мы работаем в месте.
- Как-как? Шухер-из-(з)ада? - попытался он сострить в ответ, но тут их разговор прервали:
В комнату с громким автоматом ворвались мультимилиционеры в буратиновых пальто. Они надели на обоих наушники и повели под конвоем по какому-то узкому, коридору, заполненному сигаретным дымом.
В конце концов они очутились в просторном яркоосвящённом кинозале с решётками на стенах.
- Встать! Зуд идёт! - процедил сквозь губы капитан с ручьём, державший их обоих на пушке. Подзудимые Одноглазник и Шухерезада молча встали и отдали честь. В кинозал маршевым бегом зобрёл заглавный зудья огорода, а за ним - и двенадцать присаженных. Все заняли свои мяста и приседание началось.
Одноглазнику и Шухеризаде было предъявлено обвинение в ограблении панка на сумму в один рукзак, четыре чемодана, семь карманов и два кошелька денег. Тело было так искусно постряпано, что даже Адвакит, имеюющий репутанцию беспроигрышного полузащитника мафии не смог ничего подделать. Обвинение предоставило четырёх свистетелей, которые якобы видели подзудимых в ту самую ночь в том самом городе, где и произошло преступление. Звердикт был единоклассным: "слишком виновны, чтобы жить". Зуд приговорил их к двум годам смертного подключения. Хотя приговор обжуливанию не подлежал, в нём была оговорка: если осаждённые втечение восьми часов и сорока двух минут после оглушения приговора предоставят зуду правдивую информацию о том, где запрятано нагребленное, и как его оттуда взять, то наказание в два года посмертного подключения будет заменено более лёгким: тремя годами пожизненного приключения в избавительном учреждении насильного режима.
После общего оглушения приговором слушание закончилось. Осаждённых повели в камеру.
- А как у вас дела с электростулом? - поинтересовался у конвоиров Одноглазник.
- Его заменили креслом-кончалкой.- ответил офицарь с чихальным профилем, кутаясь в пальто поблатнее.
- Отставить заговорчики! - скомандовал, дожёвывая бутербред, начальник конвоя, молодой лейтенант в тапочках, с серьгой в ухе и монтировкой наперевес.
В коридоре, по которому их вели, было так накурено, что Одноглазнику, человеку, который всегда вёл суровый образ жизни, не стало плохо - у него начала крошиться голова. Но, к его обезумлению, их не повели в камеру, а спустили с лестницы в какую-то комнату с бетонной дверью. В комнате было темно. За стеной играла срампластинка, да потужно гудел трупопровод.
- Дворово, рыбята, дворово ! - Одноглазник услышал до были знакомый голос. Это заговорил генерал-диверсант, с которого и зачалась вся история.
- Рад вас обоих не видеть в целости с сохренности, - продолжил генерал и зажёг лапу. Одноглазник сжал кулаки: "Так, это вы, муСэр, меня подставили!"
- Спокойно, - сказал генерал, - у нас произошла утечка политинформации, назревал большой сандаль, и нам пришлось поднять меры. Теперь мы обнарожили вражеского ползутчика и нейтрализовали его солёной кислотой. Так что теперь вы, официально, прохлаждаетесь на электростуле; все егозеты, жирналы, телебредение, в общем, все посредства массовой дезинформации уже сообщили об этом. Итак, задание вы получили, положите в известность и эту девушку, - продолжил генерал-диверсант, указывая на Шухеризаду, - она едет с вами в качестве аморальной поддержки. Она - хороший психозоолог и при необходимости сумеет поддержать ваш жизненный стонус.
Одноглазник, привыкший работать в одиночке, тут же выразил своё наотрезкое неудовольствие: "Вы полагаете, что она убережёт меня от измены?! Это так вы мне доверяетесь?!". - Но тут что-то насильно развернуло его голову, и он впервые, как не следует, во всех деталях, разглядел Шухеризаду.
- Уй, какая... Как она сфабрикована!.. Такой секстравагантный вид, - безвольно прошепелявил Одноглазник и чуть не открыл рот и второй глаз. Его перехватило вздыхание: "Что ж, согласен".
- У тебя очень высокий творческий импотенциал, приятель, - улыбнувшись сказала Шухеризада, при себе подумав,: "Какой симптоматичный молодой человек. Ну, этот попался.",- (она безушибочно разбиралась в людях).
- Вот и прилично, - сказал генерал, - вот вам фальвшивые документы и кредитные кварточки, по ним любой панк вам выдаст любую сумку. Приятного потешествия. - Генерал удалился, прихлопнув дверью.
Через девять с половиной минут Одноглазник и Шухеризада отправились в жуть. Они ехали на аэротромб в хорошо законспирированном фотомобиле. Вдруг одноглазник увидел сзади двоих в смазках, быстро приближавшихся на мотоциркуле.
- За нами прохвост, - буркнул одноглазник и поддал басу. Прохвост оторвался.
- Какая умная и смелая машина, - вскрякнула Шухеризада и ласково шмякнула одноглазника.
- Мерсе-бес есть Мерсе-бес - ничего не поняв, ответил он, а потом малозначительно добавил: "Однако, погода аэро-портится, как бы не отменили сегодняшние рельсы".
- Да, холодует, но мы взлетим на воздух вовремя, не нервничай,- успокоила его опытная калека.
Дальше всё было спокойно. Шпионы делились друг с другом совершенно секретными анекдотами, обменивались разного сброда утками и уколами. Так они незасвеченными и прибыли на аэротромб.
Уже через два дня они, пристегнув ремни, лежали на борту межтрансцендентального пассажирного гиперзвукового лайнера, который, бурча турбинами уже стоял на взлётной колбасе. И вот, шасси оборвались, лайнер повесился в воздухе, в соломе лайнера синим пламенем загрелась табличка "Не дурить!" и "No Мoking!", и нарядная стерводесса пожелала приятного самолёта.
- Ну, вот, мой недорогой, а ты боялся, прошептала Шухеризада Одноглазнику, - видишь, теперь всё паранормально, а нам надо, как не следует, отдохнуть и расслабиться, пока есть время...
Лайнер летел над океаном. В иллюминаторе снизу замедленно проплывали морские суда и туда, грозовые кучи, спутники и дельтопланы, а сверху игриво слиняло Солнце, желая бойцам невидящего фронта удачи в их приветственной госудурственнй транс-миссии.
Tags: 2005
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments